АНАЛИЗ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПОВСЕДНЕВНОСТИ АВГУСТА ПОНЯТОВСКОГО ВО ВРЕМЯ ГРОДНЕНСКИХ СЕЙМОВ 1784 Г. И 1793 Г.

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

Василюк Н. И.
Гродненский Государственный Университет им. Янки Купалы,
Г. Гродно

Аннотация. Целью предсталвенной статьи является анализ политической повседневности Станислава Августа Понятовского во время проведения гродненских сеймов 1784 и 1793 гг. Рассматриваются политические дела, которыми занимался монарх на сеймах в Гродно. В заключении предоставлены выводы и заключения, характериующие рзультаты деятельности Станислава Августа Понятовского.

Ключевые слова: король; сейм; монаршие дела; Гродно; переписка; встречи; долги; казна; монарх; Тизенгауз.

В начале 1750–х годов на политической арене Речи Посполитой появляется Станислав Понятовский. Политическая карьера Станислава тесно связана с одной из наиболее влиятельных партий описываемого периода, так называемой «Фамилией», делавшей ставку на оказание помощи Российской империи проведений значительных социально-политических реформ в Речи Посполитой.

Некоторые считают, что Станислав Август Понятовский почти не занимался государственными делами, только проводил время на балах с друзьями и любовницами. Но это мнение не совсем соответствует реальности. Рассмотрим политическую повседневность последнего короля польского и великого князя литовского во время гродненских сеймов 1784 и 1793 гг. В работе были использованы дневники одного из участников сейма 1793 г. [1], материалы областной конференции студентов и аспирантов г. Гродно [2], исследование русского историка Н. Ф. Де-Пуле [3], который описывал повседневность Понятовского, и Д. Иловайского, который анализировал гродненский сейм 1793 г. [4].

В 1784 г. было принято решение провести сейм в Гродно. Того требовала литвинская провинция, а также сам король, который желал того, чтобы литовские магнаты согласились выплатить его личные долги из государственной казны. 4 октября сейм начался, как всегда, имшой в иезуитском костеле. Главным был вопрос о королевском долге. Его успешно решили, трон и королевская семья были спасены от публичного скандала, вызванного банкротством. Согласно XXII постановлению сейма на оплату остатков королевских долгов была сделана отсрочка на 10 лет по 700 тыс. злотых в год, которые будут выплачиваться комиссиями обоих народов с казны короля [5].

Конечно, данные свидетельства характеризуют короля с не очень хорошей стороны, но показывают его как дальновидного политика: Станислав Август понимал, что правдой дела не решишь, поэтому перешел к чрезвычайным шагам – организовал в Беловежской пуще охоту, благодаря которой литвинские магнаты и согласились на условия Понятовского. По-другому он поступить не мог. XVII постановление сейма касалось бывшего великого потомка подскарбия ВКЛ, гродненского старосты Антония Тизенгауза. Атмосфера принятия решения была холодной. Нападали более личные враги потомка подскарбия: Михаил Залесский по заданию Постоянной рады, брестский посол Матушевич. Король как мог защищал своего друга, но Гродненский сейм 1784 г. признал Антония Тизенгауза виновным в нанесении ущерба королевской казне, но снял финансовый долг и секвестр и подал Тизенгаузу пенсию подскарбия [5].

Можно заметить интересный факт: каждый политик, каждый король – это человек, который дружит, любит. Вот и Понятовский был другом Тызенгаузу и делал все возможное ради того, чтобы спасти друга, но, к сожалению, не смог. Политика оказалась сильнее, нежели личное. Франциск Ксаверий Хоминский, генерал-майор войск ВКЛ, позже вспоминал, что этот сейм «редкой однодумностью и похвальной скоростью решений судебных приговоров памятный» [5].

Оценивая работу сейма, Станислав Август Понятовский в своих мемуарах писал: «Гродненский сейм был, возможно, последним в Европе проявлением подлинной народной величия без ложной мишуры и пускания пыли в глаза». Другим был взгляд сподвижника Костюшко Юлиана-Урсина Немцевича. В своих записках он отметил, что сейм был зрелищем довольно позорным, сеймом абсолютного бессилия, в том числе и со стороны короля, так как послы государств, которые разделили Речь Посполитую, не позволили решить важные для нее вопросы. Все, что там происходило, сложилось в мрачную картину ограничения политического суверенитета, при полном обнищании скарба и административном развале» [5].

А через 9 лет пришел тысяча семьсот девяносто третий год – год последнего сеймового заседания Речи Посполитой и второго раздела государства. Станислава Августа можно обвинить в слабохарактерности, но в том, что он плохо разбирался в политических делах – ни в коем случае. Еще не приехав в Гродно, король знал, что там произойдет, поэтому отказывался ехать в Гродно, писал жалобные письма Екатерине II, ссылаясь на свое безденежье, на долги, на слабое здоровье. Наконец он решил выразить прямо свое опасение, что там его насильно заставят подписать новый раздел. Несколько раз он начинал плакать и упросил посла остаться некоторое время в Варшаве. Русский посол же, Я. Сиверс, стараясь опровергнуть все доводы главы Речи Посполитой, убеждал, что ни о каком насилии не может быть и речи.

Сначала Понятовский держался на сейме достойно. Он со всей силы старался не допустить разделения государства, до последнего отстаивал независимость своего народа. Король начал свою речь на сейме с высокопафосного заявления, что не уступит и пяди родной земли. Искренне желал сохранить страну, говоря следующие слова: «Пусть стреляют...Пусть в Сибирь высылают, но государства не сдадим» [6], а потом с королевского трона полетели тактические заявления об отречении от короны. Потом пошли уступки ... постепенные – от статьи к статье. Каждый следующий день работы сейма разочаровывал общественное мнение и уменьшал симпатии к королю. В. И. Водовозов, российский методист, пишет: «Но ему пришлось вынести много унижений. От него требовали, чтобы он осудил как предателей бывших друзей своих. Король плакал, доходя почти до безумия. Несчастный король не знал, кого держаться, и склонялся то к одной, то к другой партии» [6].

Своим приездом на сейм в Гродно и занятой позицией монарх фактически совершил политическое самоубийство [2]. В своем выступлении король свалил все несчастья на принуждение силою расположенных в крае почти 150 тысяч солдат, под натиском которых «всякий прекращает сопротивление». Сопротивление ратификации, сказал он, повлечет за собой разорение края [1].

Во время последних сеймовых постановлений Станислав Август полностью соглашался с врагами, думая только об одном: оплатят ли в награду за его покорность государства, которые разобрали по частям его страну, его долги и обеспечат ли ему возможность спокойно прожить остаток лет [8]. Видимо, ради этого он поддерживал хорошие отношения с Я. Сиверсам – русским послом. Д. Иловайский, российский историк и публицист XIX в., писал, что Сиверс и Понятовский во время контактирования оговаривали не только государственные дела, описывая именины Сиверса в 1793 г. и приводя в доказательство следующий факт: «Король чрез своего секретаря прислал имениннику (Сиверсу) подарки для его дочерей, именно бразлет и ожерелье» [4].

Очень непохвальную характеристику дал Боскамп, близкий советник русского посла Сиверса по польским делам, Станиславу Августу. Признавая его ум, вежливость, он вместе с тем отметил крайнюю слабость характера и убеждений короля, которые делали его жертвой влияния самых разных политических фракций. Подытоживая свой анализ, Боскамп рекомендовал Сиверсу опираться на короля, «скрывая, однако, от него нашу заинтересованность в нем. К счастью, мы имеем серьезное средство давления на него: угрозу оставить его на расправу его многочисленных врагов или передать доходы короля его многочисленным кредиторам, которые уже обратились с просьбами к Императрице» [7].

Н. Ф. Де-Пуле, русский историк XIX в., пишет о короле: «Он обратился к присутствовавшему в зале Сиверсу, с просьбой передать своим дворам пожелание возвратить Польше забранные в нееземли. Учитывая нежелательные последствия, которые могла иметь речь Станислава Августа, Сиверс немедленно принял жесткие меры, чтобы победить упорство короля. Банкирам-кредиторам Станислава Августа было объявлено, что Россия не намерена начинать погашение долгов короля до подписания раздельного договора и окончания сейма [3].

Не похоже ли это на шантаж? Несомненно, поведение Станислава Августа нужно рассматривать, учитывая и внешние обстоятельства. Король оправдывал свою позицию и действия в важнейших событиях со времени вступления на трон, уверял, что не причастен к никаких бедствий своей страны. Этот сейм он не считал справедливым, ибо надлежало уступить натиску большинства и начать переговоры с прусским королем [1, 6].

После подписания трактата о разделении страны Станислав Август, называя российскую императрицу Екатерину Вторую сестрой и выражая радость за то, что произошло, направил ей послание: «Государыня, сестра моя! То, чего я так долго и живо желал, наконец, свершилось. Вы захотели стать вечным союзником Польши. Если бы Небу было угодно, чтобы это произошло на шесть лет раньше! Я вложил все мое усердие в это дело, потому что действовал по убеждению, что творю добро моей стране и что отныне ничто не сможет омрачить мои намерения и личные чувства. Но я прошу Ваше Величество соблаговолить отдать решительный приказ для того, чтобы прекратить меры, заставляющие страдать дворянство, жителей городов и крестьян моей страны, нищета которых, увеличивающаяся в результате весьма скудного урожая этого года, дошла до того, что их болезни и смертность передаются войскам Вашего Величества» [7].

В рескрипте Сиверсу от 18 октября Екатерина, русская императрица, сообщила, что уже приняла решение вывести значительную часть русских войск из Польши. Вместе с тем она поручила послу «убедить нежным образом короля, что недостаточно только подписывать договора, их необходимо точно и пунктуально выполнять, следуя их истинному смыслу и духу» [7].

Таким образом, поведение Понятовского бросает настоящую тень на его правление, но значительную роль в этих явлениях сыграла слабохарактерность короля и невыносимые условия, в которые он был поставлен. Как политик Станислав Август был прав, знал, как правильно поступить, и сейм 1784 г. является тому доказательством, а в 1793 г. личные черты и внешние обстоятельства, к сожалению, помешали королю использовать политическая навыки во всей мощи.

Литература
1. Гінет Л. Апошні сейм Рэчы Паспалітай // Архівы і справаводства. – Мн, 1999. – № 2; № 3; № 4; № 5; № 6.
2. Гродна – 875: Матэрыялы абласной канферэнцыі студэнтаў і аспірантаў, 25 лістапада 2003 г. / Пад рэд. С. В. Марозавай, І. П. Крэня, С. У. Амелькі. – Гродна: ГрДУ, 2004. – 64 с.
3. Де-Пуле, М. Ф. Станислав-Август Понятовский в Гродне и Литва в 1794–1797 годах / М. Ф. Де-Пуле. – СПб. : Тип. Майкова, 1871. – 255 с.
4. Иловайский Д. И. Гродненский сейм 1793 года. Последний сейм Речи Посполитой./Д. И. Иловайский // – Мінск, Беларусь. 2015. – 538 с.
5. Швед, В. В, Госцеў, А. П. Горадня. Аповяды з гісторыі горада (сярэдзіна 16 – канец 18 ст.). / В. В. Швед. А. П. Госцеў // – Гродна: Пергамент, 1997. – 140 с.
6. Водовозов, В. И. Очерки из русской истории XVIII в. / И. В. Водовозов – СП.: Российская государственная библиотека, 1904. – 548 с.
7. Васілюк, Н. І. «Спроба псіхааналізу асобы Станіслава Аўгуста Панятоўскага» / Н. І. Васілюк // Актуальныя праблемы сацыальна-гуманітарных ведаў: матэрыялы III Міжнар. студ. нав.-тэарэт. канф., Мінск, 18 крас. 2018 г. / Беларус. дзярж. ун-т им. М. Танка; рэдкал.: А. В. Касовіч [і інш.]. – Мінск, 2018. – С. 9-10.
8. Сиверс Я. Е. и Гродненский сейм // Восточная литература. Средневековые исторические источники востока и запада [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Polen/XVIII/1760-1780/Stegniy/framepred36.htm. – Дата доступа 26. 07 2017.

THE ANALYSIS OF THE POLITICAL EVERYDAY LIFE AUGUST PONIATOWSKI DURING THE GRODNO DIETS 1784 And 1793


Vasilyuk N. I.
Grodno State University. Yanka Kupala,
Grodno

Annotation. The aim of the present article is to analyze the political everyday life of Stanislaw August Poniatowski during the Grodno diets 1784 and 1793 Regarded as political cases handled by the monarch to the Sejm in Grodno. In conclusion, the presented findings and conclusions, describing the results of the activities of stanisław August Poniatowski.

Keywords: the king; the Sejm; the Royal works; Grodno; correspondence; meetings; debt; Treasury; monarch; tyzenhauz.

References
1. Ginet L. Last Parliament of the Commonwealth / / Archives and records management. – Mn, 1999. – № 2; № 3; № 4; № 5; № 6.
2. Grodno-875: Proceedings of the regional conference of students and postgraduates, November 25, 2003. / Under the editorship of S. V. Morozova, I. P. Crane, S. V. Amalek. – Grodno: Grodno State University, 2004. - 64 p.
3. De Pula, M. F. Stanislaw-August Poniatowski in the Grodno and Lithuania in the years 1794-1797 / M. F. De-Pule. – SPb. : Type. Maikova, 1871. - 255 p.
4. Ilovaisky D. I. Grodno Sejm of 1793. The last Parliament of the Commonwealth./D. I. Ilovaisky // – Minsk, Belarus. 2015. - 538 p.
5. Shved, V. V., Gostev, A. P. Gorodnya. Stories from the history of the city (mid 16th – end 18th century). / W. W. Swede. A. P. Gostev / / - Grodno: Parchment, 1997. - 140 p.
6. Vodovozov, V. I. Sketches from Russian history of the XVIII century / I. V. Vodovozov – SP.: Russian state library, 1904. - 548 p.
7. Vasilyuk, N. I. "Attempt at psychoanalysis of the personality of Stanislaw August Poniatowski" / N. I. Vasylyuk // Actual problems socialna-humanitarian knowledge: materials of the III mezhdunar. stud. NAV.-Tiaret. Conf., Minsk, 18 beauty. 2018 / Belarusian. state UN-t im. M. Tanka; rare.: A.V. Kasovich [et al.]. - Minsk, 2018. - P. 9-10.
8. Sivers Ya. E. and Grodno Sejm / / Eastern literature. Medieval historical sources of East and West [Electronic resource]. – Mode of access: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Polen/XVIII/1760-1780/Stegniy/framepred36.htm. – Date of access 26. 07 2017.

Прочитано 62 раз