Суббота, 16 Декабрь 2017 11:21

ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОЙ ГЛОБАЛИСТИКЕ

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

А.М. Старостин
Ростовский государственный экономический университет

Аннотация. В статье анализируются проблемы развития человека в контекстуальных рамках альтернативных моделей глобализации. В качестве таковых выделяются: секторная модель, глобально-эволюционная модель, эволюционно-антропологическая модель. Проводится идея о приоритетности в обозримом будущем новой антропологической революции, в рамках которой в полной мере реализуется переход на высшие ценностно-мотивационные уровни развития человека, связанные с его личностной и духовной самореализацией. Социальной рамкой этого процесса выступает глобальное эгалитарное общество.

Ключевые слова: глобалистика; альтернативные модели глобализации; антропологическая революция; «частичный» человек; человеческий потенциа; личностная и духовная самореализация; матрица эгалитарных ценностей и норм; глобальный эгалитаризм.

В современной глобалистике тема человека, антропологическая тематика находятся на периферии научного дискурса. На первом плане: массовые широкомасштабные изменения планетарного уровня в экономике, политике, экологии [1].

Хотя уже в первых докладах «Римскому клубу» и некоторых трудах его основоположников рефлексия по поводу роли человека, его культуры, особенностей социализации в глобальных условиях уже явно присутствовала, но не задавала основную «повестку дня». Пример – известная книга А. Печчеи «Человеческие качества» с концепцией нового гуманизма [2].

В последующем, еще в условиях перестроечного СССР были сформированы ориентации на «новое глобальное мышление и видение» и «общечеловеческие ценности». Однако данная проблематика оказалась существенно идеологически нагружена, что помешало ее дальнейшей разработке.

К настоящему времени под влиянием все новых инновационных проявлений в науке и обществе прошествовали темы, явно антропологически нагруженные: «постчеловека», «биоэтики» и «экологической этики», человека в контексте стандартов массового потребления и массовой культуры, человека в сфере виртуальной реальности и т.п.

Эти подходы и коллизии, с ними связанные, хорошо обозначены в известной книге Ф. Фукуямы «Наше постчеловеческое будущее» [3–4] и их последующими интерпретациями (см., например: [5–7]).

Каких-то новых глубоких, стержневых антропологических идей выдвинуто не было. И новой глобальной «повестки дня» в антропологической проекции не сформировано. Тем не менее, философско-антропологическая рефлексия зафиксировала сложившуюся асимметрию и отметив вероятную ее причину: «Ведя речь о перспективах современного человека, можно сказать, что XX век оказался знаковым в истории человеческого рода. Именно в это время произошло превращение человека в силу уже явно сверхземного, космического масштаба. Добившись колоссальной власти над миром внешним (и природным, и социальным тоже), он, однако, не обрел такой же власти над самим собой» [8].

Иначе говоря, поиски реальных «пределов роста» в сложившемся формате отношений общества с окружающей природой стоит перенести с внешних (природно-социальных) условий и обстоятельств – к внутренним, антропологическим (ограничения сознания и внутренней культуры). На это в свое время указывал еще А. Печчеи.

Мы хотели бы обратить внимание на новые концептуальные подходы в глобалистике, которые ориентированы на человека, гуманистику в глобально-стратегической перспективе. Это наша концепция «альтернативных моделей в глобалистике» (см. [9-10], а также схему).

старостин схема

Рис. 1. Альтернативные модели глобализации

Данная концепция ориентирована в ретроспективе на представление о волнообразном характере глобальной динамики [11]. А в современной репрезентации – на три возможных модели глобальной динамики: секторную, эволюционно-антропологическую и глобально-эволюционную. В рамках каждой из трех моделей культивируется и своя модель перспектив человека в глобальном мире.

В секторной модели доминирует модель человека экономического [12], ориентированная на высокие стандарты массового потребления (элитный и субэлитный экономический человек), включая и вопросы безопасности, здоровья, собственности, досуга, образования, коммуникаций. Они должны быть вписаны в динамику глобального устойчивого развития и определенных ограничений в экономическом росте, что породило в виде идеологизированной метафоры – идею о «золотом миллиарде». Иначе говоря, в развитом глобальном обществе в условиях конечных и ограниченных природных ресурсов место найдется лишь для каждого седьмого-десятого, а именно – для верхней социально-экономической страты.

Большинство разработок, касающихся технологических, информационных, биологических инноваций, применимых к человеку-потребляющему на элитном уровне (генные коррективы, биологически-витальные коррективы в организме, ИИ в виде приставок к человеческому восприятию и мышлению, «умные дома» и «умные города» и т.п.) носит в основном секторный характер [13]. В рамках этой же модели возникают проблемы, связанные с идентичностью и смысло-жизненными ориентациями индивидуально-персоналистского типа [14].

Данная секторная модель накладывает свои ограничения и на эмансипационные процессы социального, гендерного, этнического и расового, религиозного и культурного плана.

Глобально-эволюционная модель имеет более чем столетнюю (м.б. даже 150летнюю) традицию в русском космизме и в аналогичных течениях западного глобального эволюционизма (Т. де Шарден, Э. Леруа и современные мыслители – Х. Шепли, Ф. Хойл и др. [15-17] и основана на идее радикального и поступенного преображения духовного и материально-биологического облика человека. Именно эти преображения могут составить основу для достижения личностного бессмертия, а освоение (колонизация) космоса – неисчерпаемый ресурс для антропологизации космоса. Таковы взгляды Н. Федорова и К. Циолковского, биокосмистов [15, 18-20].

Впрочем, естествоиспытатели, чье воображение не простиралось в область космической экспансии (В. Вернадский, А. Чижевский), предпочитали видеть глобального человека, развивающегося коэволюционно с биосферой (идея ноосферы)[15; 17].

Отдельно следует говорить о теологической версии ноосферы, которая ориентирована на преображение духовное, в основе которого лежит теократическая эволюция, практически не включающая техносферу, либо же – тотально-регулируемую техносферу [15–16].
В настоящее время глобально-эволюционные разработки практически не задействованы в концепциях глобального управления. Или, скорее, сдвинуты на его когнитивную и управленческую периферию.

Эволюционно-антропологическая модель ориентирована на глобально-эгалитарный подход. В рамках этой модели можно говорить о третьей антропологической революции (после неолитической и индустриальной), в рамках которой происходит смена фундаментальных установок организации социальной жизни на уровне массового социального бытия – переход к модели личностной и групповой самореализации и концентрации духовного капитала. Ее существенные проявления и предпосылки уже просматриваются в организации жизнедеятельности значительного слоя людей нескольких наиболее развитых стран мира (Северный и Центральный пояс ЕЭС) и явно обозначаются установки на развитие и расширенное воспроизводство прежде всего человеческого потенциала («человеческого капитала»), а не промышленного потенциала, финансового капитала и других, отчужденных от живой человеческой, прежде всего духовной деятельности, видов капитализации труда и иных видов деятельности. Так, к примеру, в странах ЕЭС сконцентрированы затраты около 60% мирового объема социальных услуг при менее 10 % населения планеты [21].

В рамках вхождения в новую антропологическую революцию получили развитие все массовые эмансипационные процессы последнего столетия (социально-классовые, гендерные, национально-этнические и расовые, социокультурные и др.). И речь идет о реализации принципа социальной справедливости не только в сфере труда и экономических интересов, но и в сфере постматериальных интересов и ценностей, глубинных основ человеческого существования.

Следует говорить также об обновленной социально-ценностной и личностно-ориентированной эгалитарной матрице [22–23].
Она включает, кроме традиционно выдвигаемых ценностей личностных прав и свобод и социальной справедливости также и ценности альтруизма и гуманизма, солидарности и социальной и личностной ответственности, общего дела и общего блага [22], что формирует развитую социальную эгалитарную культуру. Поддержку данные ценности и ориентации находят прежде всего в современных социалистических и постсоциалистических движениях (неокоммунизм, социал-демократия, христианско-демократические движения и другие аналогичные религиозно-конфессиональные движения) и в появлении новых светских неоэгалитарных течений в науке, культуре, образовании [24].

В заключение следует подчеркнуть методологическую значимость в разработке проблемы человека, как относительно самостоятельной, так и в глобальном контексте, взаимоотношения двух парадигм: технократической (естественнонаучной) и культурологической (гуманитарной). Пока они находятся в рамках действия принципа дополнительности и значительных подвижек конвергентного порядка или интегративного плана не особо наблюдается. Возможно это зависит от прогресса в соответствующих взаимодействующих научных дисциплинах. Но, возможно – и от продвижения в рамках контекстов, куда включается антропологическая проблематика. В данном случае это глобалистский контекст.

Литература
1. Глобалистика. Международный междисциплинарный энциклопедический словарь / Гл. ред. И.И. Мазур, А.Н. Чумаков; Центр научных и прикладных программ «Диалог». – М. – СПб. – Нью-Йорк: Елима, Питер, 2006. – 1160 с.
2. Печчеи А. Человеческие качества. М.: Прогресс, 1980. – 302 с.
3. Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее: последствия биотехнологической революции / Ф. Фукуяма; Пер. с англ. М.Б. Левина – М.: ООО «Издательство АСТ», 2008. – 349 с.
4. Fukuyama F. Our Posthuman Future. N.-Y., 2002. – P. 19.
5. Многомерный образ человека. На пути к созданию единой науки о человеке / [под общ. ред. Б. Г. Юдина]. – М.: Прогресс-Традиция, 2007. – 364 с.
6. Губин В.Д. Человек в трех измерениях/ Д. Губин, Е. Н. Некрасова. М.: РГГУ, 2010. – 321 с.
7. Проблема совершенствования человека в свете новых технологий /Отв. ред. Г.Л. Белкина. М.: ЛЕНАНД, 2016. – 272 с.
8. Горбачев, В. Г. Философская антропология: движение к своему статусу в советской и постсоветской философии / В. Г. Горбачев. – Москва: Либроком, 2011. – 320 с.
9. Старостин А.М. Смена парадигмы в современной глобалистике: социальные и когнитивные детерминанты // Гуманитарий Юга России. – 2017. – № 4.
10. Старостин А.М. Современные исследования в глобалистике: поиск путей междисциплинарного синтеза // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство, право и управление. – 2017. – № 9.
11. Линдси Б. Глобализация: повторение пройденного. Неопределенное будущее глобального капитализма: пер. с англ. – М.: ИРИСЭН, 2008. – 416 с.
12. Модели человека в экономической теории: Учеб. пособие. – M.: ИНФРА-М, 2006. – 143 с.
13. Шваб Клаус. Четвертая промышленная революция: перевод с английского / Клаус Шваб. – Москва: Издательство «Э», 2017. – 208 с.
14. Гуревич П.С., Спирова Э.М. Идентичность как социальный и антропологический феномен. / М.: Канон+ РООИ «Реабилитация», 2015. – 368 с.
15. Олейников Ю.В., Оносов А.А. Ноосферный проект социоприродной эволюции. М.: Изд-во ИФАН, 1999. – 210 с.
16. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. 2-е изд./ Предисл. и коммент. Б.А. Старостина; Пер. с фр. Н.А. Садовского. – М.: Наука, 1987. – 239 с.
17. Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста. – М.: Наука, 1988. – 345 с.
18. Циолковский К.Э. Воля вселенной. Космическая философия / К. Э. Циолковский. - М.: Эксмо, 2015. – 480 с.
19. Гройс Б. Русский космизм: антология / Борис Гройс. – Москва: Ад Маргинем Пресс, 2015. – 335 с.
20. Маслобоева, Ольга Дмитриевна. Российский органицизм и космизм XIX-XX вв.: эволюция и актуальность / О. Д. Маслобоева; Акад. повышения квалификации и проф. переподгот. работников образования. – Москва: Academia, 2007. – 292 с.
21. Глобальная перестройка /Отв. ред.: А.А.Дынкин, Н.И. Иванова; Институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук. М.: Весь мир, 2014. – 528 с.
22. Старостин А.М. Элитарный и эгалитарный контекст социальной справедливости: возможна ли конвергенция? / Социальная справедливость в современном мире. – М.: «Ключ-С», 2017.
23. Швец Л.Г. Справедливость в гендерном измерении / Социальная справедливость в современном мире. М.: «Ключ-С», 2017.
24. Старостин А.М. Современная прикладная философия как философская инноватика. – Ростов н/Д.: Изд-во ЮРИУ РАНХиГС, 2015.

 

THE PROBLEM OF MAN IN MODERN GLOBAL STUDIES

A. M. Starostin
Rostov state economic University

Abstract. The article analyzes the problems of human development in a contextual framework of alternative models of globalization. They are: the sector model, the global-evolutionary model the evolutionary-anthropological model. The idea of priority in the foreseeable future new anthropological revolution, in which fully realized the transition to higher value-motivational levels of human development related to personal and spiritual fulfillment. The social frame of this process is a global egalitarian society.

Keywords: globalization; alternative globalization; an anthropological revolution; "partial"; human potential; personal and spiritual fulfillment; the matrix of egalitarian values and norms; global egalitarianism.

References
1. The globalist. International interdisciplinary encyclopedic dictionary / CH. edited by I. I. Mazur, A. N. Chumakov; Center for research and applied programs of "Dialogue". – M. – SPb. – New York: Elim, Peter, 2006. – 1160 p.
2. Peccei A. Human qualities. Moscow: Progress, 1980. – 302 p.
3. Fukuyama F. Our Posthuman future: consequences of the biotechnology revolution / Francis Fukuyama; TRANS. from English. M. B. Levin, M.: OOO "Publisher AST", 2008. – 349 p.
4. Fukuyama F. Our Posthuman Future. N.-Y., 2002. – P. 19.
5. Multidimensional image of the person. Towards a unified science of man / [ed. by B. G. Yudin]. – M.: Progress-Tradition, 2007. – 364 p.
6. Gubin V. D. People in three dimensions/ D. Gubin, E. N. Nekrasov. M.: RGGU, 2010. – 321 p.
7. The problem of development of man in the light of new technologies /Ed. edited by G. L. Belkina. M.: LENAND, 2016. – 272 p.
8. Gorbachev, V. G. the Philosophical anthropology movement to its status in the Soviet and post-Soviet philosophy / VG Gorbachev. – Moscow: Librokom, 2011. – 320 p.
9. Starostin A. M. paradigm Shift in contemporary globalism: the social and cognitive determinants of // the Humanities of the South of Russia. – 2017. – No. 4.
10. Starostin, A. M., current research in global studies: search of ways of interdisciplinary synthesis // Science and education: economy; enterprise; law and management. – 2017. – No. 9.
11. Lindsay B. Globalization: repetition. Uncertain future of global capitalism]. – M.: IRISEN, 2008. – 416 p.
12. Model of man in economic theory: Textbook. allowance. – M.: INFRA-M, 2006. – 143 p.
13. Schwab, Klaus. The fourth industrial revolution: the English / Klaus Schwab. – Moscow: Publishing House "A," 2017. – 208 p.
14. Gurevich, P. S., spirova, E. M. Identity as a social and anthropological phenomenon. / Moscow: Kanon+ ROOI "Rehabilitation", 2015. – 368 p.
15. Oleinikov Y. V., Onosov A. A. Noosphere project of social and natural evolution. M.: publishing house of IFAN, 1999. – 210 p.
16. Teilhard de Chardin P. the Phenomenon of man. 2nd ed./ Foreword. and comments. B. Starostin, TRANS. with FR. N.. Sadovsky. – M.: Nauka, 1987. – 239 p.
17. Vernadsky V. I. Philosophical thoughts of a naturalist. – M.: Nauka, 1988. – 345 p.
18. Tsiolkovsky, K. E. the Will of the universe. The cosmic philosophy of K. E. Tsiolkovsky. - M.: Eksmo, 2015. – 480 p.
19. Groys B. Russian cosmism: anthology / Boris Groys. – Moscow: Ad Marginem Press, 2015. – 335 p.
20. Masloboeva Olga Dmitrievna. The Russian organicism and cosmism of the XIX-XX centuries: evolution and actuality / O. D. masloboeva; Acad. training and professional perepadet. educators. – Moscow: Academia, 2007. – 292 p.
21. Global restructuring /Ed. ed. by A. A. Dynkin, N. And. Ivanov; Institute of world economy and international relations, Russian Academy of Sciences. M.: Whole world, 2014. – 528 p.
22. Starostin A. M. Elitist and an egalitarian framework of social justice: a possible convergence? / Social justice in the modern world. – M.: "Key-C", 2017.
23. Shvets L. G. Justice in gender / Social justice in the modern world. M.: "Key-C", 2017.
24. Starostin A. M. Modern applied philosophy as a philosophical innovation. – Rostov n/D: Izd-vo of Rankhigs URIU, 2015.

 

Прочитано 362 раз Последнее изменение Суббота, 16 Декабрь 2017 11:44