Понедельник, 10 Декабрь 2018 09:26

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВНЕШНЕТОРГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Дружкин М.А.
Тамбовский государственный
технический университет (ТГТУ),
г. Тамбов

Аннотация. В данной статье представлена методология исследования понятия внешнеторговой деятельности, раскрыты проблемные вопросы организации правового регулирования данной деятельности применительно к внешнеторговым сделкам, а также соотношение терминов «внешнеэкономическая» и «внешнеторговая» деятельность. В материале отмечается, что Федеральный закон «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» нельзя рассматривать как правовой акт, достаточный для определения правовых основ организации внешнеторговой деятельности.

Ключевые слова: внешнеторговая деятельность; внешнеэкономическая деятельность; государственное регулирование; внешнеторговая сделка; внешнеэкономическая сделка; международный договор; нормативный правовой акт.

В настоящее время в России сложилась определенная нормативно-правовая база, регламентирующая организацию и ведение внешнеторговой деятельности. Отраслевым нормативным правовым актом, регулирующим организацию внешнеторговой деятельности в России должен был стать Федеральный закон от 08.12.2003 № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» [1].

Если рассматривать данный закон как комплекс не только регулирующих, но и регламентирующих деятельность участников внешнеторговой деятельности норм, которые определяют правила осуществления внешнеторговой деятельности, то фактически можно отметить отсутствие такой регламентации, так как государство предоставляет в этой сфере участникам внешнеторговой деятельности полную свободу выбора способа ведения бизнеса данного уровня.

Регулированию внешней торговли товарами посвящена лишь глава 5 представленного выше федерального акта, в которой прописаны методы таможенно-тарифного и нетарифного регулирования, количественные ограничения экспорта и импорта товаров, распределительные квоты и лицензирование, наблюдение за экспортом и (или) импортом товаров, защитные меры, платежи, взимаемые в связи с экспортом и импортом товаров и пр. Как видно из содержания данного правового акта, его нормы в большей степени относятся к полномочиям органов государственной власти, которые в той или иной степени оказывают воздействие на участников внешнеторговой деятельности, заставляя их придерживаться установленных ограничений, но лишь применительно к интересам данного государства.

В организацию совместной договорной деятельности данных участников данный федеральный закон не вторгается, за исключением опять же тех требований, которые должны соблюдаться попутно контрагентами внешнеторговых сделок и учитываться, как правило, до заключения сделки, т. е. требований, связанных с тем же валютным контролем, тарифами, прохождением таможенных процедур и другими. В связи с этим, Федеральный закон «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» нельзя рассматривать как правовой акт, достаточный для определения правовых основ организации внешнеторговой деятельности.

В системе правового регулирования международные договоры, как известно, во всех странах имеют преимущество перед внутренним законодательством. Это правило содержится и в Конституции России. Правила межнационального права, регулирующие международные договоры купли-продажи, содержатся в международных (двусторонних или многосторонних) соглашениях, которые, касаются, например, порядка расчётов (осуществления платежей), определяют условия поставки товаров, порядок налогообложения и прочие важные условия внешнеторговой сделки.

Структуру нормативного регулирования внешнеторговой деятельности в Российской Федерации можно представить следующими элементами:
- международные нормы;
- законодательные акты федерального уровня;
- нормативные правовые акты органов государственной власти федерального уровня и уровня субъектов России.

В число важнейших источников внутреннего права, регулирующего вопросы внешнеторговой деятельности, в частности, внешнюю торговлю товарами, на федеральном уровне входят Федеральные законы РФ «О таможенном тарифе», «О таможенном регулировании», «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров» «Об экспортном контроле в Российской Федерации», «О валютном регулировании и валютном контроле» и ряд других. Представленные выше законодательные акты направлены на обеспечение защиты организационно-правовой и хозяйственной деятельности российских компаний, структурных отраслей экономики от недобросовестной конкуренции со стороны конкурирующих иностранных компаний, формирования благоприятных условий для интеграции России в глобальную экономику, поддержание равновесия платежного баланса, продвижение российских товаров на профильные мировые рынки и т. д.

Безусловно, существенную значимость в этой сфере в Российской Федерации имеют нормы Гражданского, Бюджетного, Налогового кодексов в части предмета их регулирования применительно в рассматриваемой сфере деятельности. На региональном уровне нормативно-правовых актов в рассматриваемой сфере принимается не много и их регулирование сводится в основном к организации полномочий региональных органов власти. Это обусловливается характером и перечнем полномочий органов государственной власти субъектов РФ, которые в большей мере представляют конкретные направления деятельности указанных органов в статусе субъектов внешнеэкономических связей, например, проведение переговоров и заключение соглашений об осуществлении внешнеэкономических связей с субъектами иностранных федеративных государств, административно-территориальными образованиями иностранных государств, а также с согласия Правительства Российской Федерации с органами государственной власти иностранных государств.

Что касается полномочий, связанных с нормотворческой деятельностью, то к ним возможно отнести осуществление формирования и реализации региональных программ внешнеторговой деятельности и информационное обеспечение внешнеторговой деятельности на территории субъекта Российской Федерации. Например, в Тамбовской области принято постановление администрации Тамбовской области от 30.03.2009 № 341 «Об утверждении Положения о порядке осуществления международных, внешнеэкономических и межрегиональных связей исполнительными органами государственной власти Тамбовской области», которое устанавливает единый порядок осуществления исполнительными органами государственной власти области международных, внешнеэкономических и межрегиональных связей в целях качественного улучшения и повышения эффективности их обеспечения и координации.

В соответствии с постановлением главы администрации Тамбовской области от 04.06.2018 № 144 функции по осуществлению информационного обеспечения внешнеторговой деятельности на территории области и осуществлению мероприятий, содействующих развитию внешнеторговой деятельности, возложены на управление регионального развития и поддержки инвестиционной деятельности области (п.3.1.21 и п.3.1.22 Положения об управлении). С 2010 года внешнеэкономическая деятельность Тамбовской области как и в большинстве регионов России осуществляется на программной основе. Ряд мероприятий был предусмотрен ведомственной целевой программой «Развитие международных, внешнеэкономических и межрегиональных связей Тамбовской области на 2010 - 2012 годы».

В настоящее время также действует государственная программа Тамбовской области «Экономическое развитие и инновационная экономика», утвержденная постановлением администрации Тамбовской области от 24.09.2013 № 1057 (в ред. от 12.09.2018). Мероприятия данной государственной программы объединены в пять подпрограмм. В рамках подпрограммы «Улучшение инвестиционного климата» реализуются мероприятия, направленные на развитие международных, внешнеэкономических и межрегиональных связей. Такие мероприятия способствуют увеличению оборота в рамках внешнеторговой деятельности. Так, ожидаемым результатом данных мероприятий является рост стоимостного объема внешнеторгового оборота области к 2024 году на 473,8 млн. долларов США, в то время как в 2016 году такой показатель был на уровне 229, 6 млн. долларов США. Исходя из приведенной практики деятельности конкретного региона РФ видно, что государственное регулирование направлено не на сдерживание внешнеторговой деятельности хозяйствующих субъектов (предприятий, организаций), а на ее стимулирование, увеличение торгового оборота при экспорте и импорте товаров.

Разумеется, цели данной государственной политики могут быть достигнуты только при увеличении количества заключаемых внешнеторговых сделок, что подчеркивает их актуальность и значимость в настоящее время. Вместе с тем, следует отметить что из нормативно-правового регулирования, действующего в России, нельзя установить однозначную дефиницию термина «внешнеторговая сделка», «внешнеэкономическая сделка» или «международный коммерческий договор». В то же время данные термины используются в самих правовых актах, например, в ст.18 Федерального закона от 18.07.1999 № 183-ФЗ «Об экспортном контроле», которая устанавливает требования к внешнеэкономическим сделкам, предусматривающим передачу контролируемых товаров и технологий иностранному лицу. 

Первоначально, следует провести анализ понятий «внешнеторговая» и «внешнеэкономическая» деятельность. Статья 1 указанного правового акта относит внешнеторговую деятельность наряду с инвестиционной и иной деятельностью в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности (правами на них) к видам внешнеэкономической деятельности. Если отталкиваться от Федерального закона «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности», то согласно пункту 4 статьи 2 данного правового акта внешнеторговая деятельность - деятельность по осуществлению сделок в области внешней торговли товарами, услугами, информацией и интеллектуальной собственностью. 

В то же время, в пункте 3 указанной статьи определяется понятие внешнеторговой бартерной сделки как сделки, совершаемой при осуществлении внешнеторговой деятельности и предусматривающей обмен товарами, услугами, работами, интеллектуальной собственностью. То есть в терминологии самого федерального закона есть некие расхождения, поскольку внешнеторговая бартерная сделка предусматривает обмен работами в отличие от более широкого понятия внешнеторговой деятельности, которое в свою очередь содержит указание на торговлю информацией.

Если же говорить о термине «внешнеэкономическая деятельность», то в указанном федеральном законе он используется применительно к реализации полномочий, связанных с участием России в международных экономических отношениях (например, п. 9 ст.6).
С учетом изложенного, определение понятия «внешнеторговая деятельность» следует рассматривать как производное понятие трактовки «внешняя торговля» и «внешнеэкономическая деятельность». Из практики указанной деятельности, можно утверждать, что внешнеторговая деятельность является одним из видов деятельности внешнеэкономической. Именно в её рамках осуществляется внешняя торговля товарами с зарубежными контрагентами.

Применительно к внешнеторговым сделкам Л.А. Лунц определял их «как те, в которых по меньшей мере одна из сторон является иностранцем и содержанием которых являются операции по ввозу товаров из-за границы или по вывозу товаров за границу, либо какие-нибудь подсобные операции, связанные с вывозом или ввозом товаров. Кроме того, ранее в доктрине указывалось на то, что такие сделки должны носить для обеих сторон торговый (коммерческий характер)» [2].

Судебная практика указывает, что под внешнеэкономическими сделками понимаются сделки, совершаемые российскими организациями с иностранными контрагентами в процессе осуществления внешней торговли и иных видов внешнеэкономической деятельности. Таким образом, в качестве обязательного критерия внешнеэкономической сделки можно выделить ее коммерческий характер, направленность на осуществление внешнеторговой деятельности [3].

Таким образом, на настоящий момент в российском законодательстве определены только такие понятия, как:
- внешнеэкономическая деятельность;
- внешнеторговая деятельность;
- внешнеторговая бартерная сделка.

Заслуживает поддержки мнение Г.К. Дмитриевой, что термин «внешнеэкономическая сделка» характеризует её направленность по отношению к обороту Российской Федерации [4]. Для внешнеэкономической сделки типичной должна быть связанность с правопорядком Российской Федерации. Иными словами, внешнеэкономической является такая сделка, на регулирование которой объективно претендует несколько правопорядков, одним из которых является российская правовая система.

Таким образом, более объективным является общий подход к определению международного характера договора, когда «иностранные характеристики» внешнеэкономической сделки трактуются как объективная и достаточная связь отношения с правопорядком не только Российской Федерации, но и других государств посредством элементов её состава. При этом нахождение коммерческих предприятий сторон внешнеэкономической сделки в различных государствах, как правило, свидетельствует о достаточной связанности отношения с их правопорядками» [4].

С учётом изложенных выше аргументов, в трактовке понятия «внешнеэкономическая сделка» целесообразно выделить такие особенности, как [5]:
- обладание внешнеэкономической сделки всеми признаками гражданско-правовой сделки;
- наличие международного характера сделки, сущность которого состоит в наличии объективных и достаточно тесных связей элементов состава с несколькими правовыми системами;
- обязательное наличие связи с правопорядком Российской Федерации, в силу которой нормы российского права (публичного и частного) могут претендовать на регулирование отношения;
- предпринимательский характер сделки, проявляющийся в обладании сторонами сделки соответствующим статусом и в цели её совершения.

Ранее в Гражданском кодекс РФ (далее — ГК РФ) (до внесения соответствующих изменений) использовался термин «внешнеэкономическая сделка» в части установления последствий несоблюдения письменной формы, а также вопросам определения применимого права (ст. 1209 ГК РФ). Такое положение дел стало вызывать многочисленные вопросы не только в научной среде, но и среди правоприменителей, поскольку в современной России подход к осуществлению внешнеэкономической деятельности претерпел существенные изменения. Если ранее требования к форме и порядку заключения внешнеэкономических/внешнеторговых сделок определялись в том числе и политическими факторами, то в настоящий момент государственной монополии на ведение такой деятельности не существует, что сводит на «нет» необходимость таких категорических предписаний.

Эта позиция нашла свое отражение и в Концепции развития гражданского законодательства РФ, в которой, в частности, говорится, что правило п. 3 ст.162 ГК РФ о недействительности внешнеэкономической сделки, заключенной без соблюдения простой письменной формы, было введено в отечественный правопорядок в условиях государственной монополии внешней торговли и отражало особое отношение государства к таким сделкам. Поскольку в Концепции обоснованно предлагалось отказаться от выделения особых последствий несоблюдения простой письменной формы для внешнеэкономических сделок как неоправданных в современных условиях, то с реализацией данного предложения отпала необходимость в сохранении и этой нормы тоже [6].

Данное положение впоследствии было реализовано принятием Федеральных законов от 07.05.2013 № 100-ФЗ и от 30.09.2013 № 260-ФЗ, которыми в настоящий момент исключено любое упоминание о внешнеэкономических сделках как таковых в ГК РФ [7].

В международной практике термины «внешнеэкономическая сделка», «внешнеторговая сделка», как правило, не используются. Так, в Принципах международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) [8] используется понятие «международный коммерческий договор». Что касается отдельных видов договоров, то, например, в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. применяется соответственно термин «договор международной купли-продажи» [9].

Так, И.В. Гетьман-Павлова полагает, что гражданско-правовые контракты, связанные с иностранным правопорядком, можно обозначить как международные контракты и разделить на контракты международного характера и международные коммерческие контракты. Основным критерием разделения таких контрактов на виды выступает в том числе их цель. Так, контракты международного характера заключаются на личном уровне, имеют разовый, нерегулярный характер и не оказывают влияния на международный торговый оборот (например сделки с участием потребителя) [10].

Стригунова Д.П. к признакам международного коммерческого договора относит: «а) коммерческий характер, проявляющийся в том, что его обе стороны являются коммерсантами; б) международный характер, проявляющийся в том, что обе стороны договора имеют различную национальность и/или осуществляют свою коммерческую деятельность в разных странах, либо в том, что предмет заключаемого сторонами договора находится за границей, перемещается за границу или из-за границы» [11].

Если ставить вопрос о том, нужна ли вообще такая категория, как «внешнеэкономическая сделка», представляется, что регламентация данного понятия в настоящее время необходима. Как было отмечено выше, Концепция развития гражданского законодательства справедливо указывает на изменившиеся обстоятельства осуществления внешнеэкономической деятельности, с учётом нынешних темпов глобализации. Голландские исследователи отмечают, что глобализация — объективный процесс снижения уровня значимости территориально-географических расстояний из-за высокой степени интенсивности экономических, политических и социальных и культурных взаимоотношений [12].

Действительно, научный прогресс, рост значимости использования сети Интернет, в том числе для заключения сделок, а также снижение языковых барьеров создали условия, при которых фактически любой гражданин, заключая сделку онлайн через Интернет, может стать субъектом правоотношений, осложненных иностранным элементом, при этом, не являясь, субъектом предпринимательской деятельности. На рубеже ХХ и XXI вв. особенности развития человеческой цивилизации отличаются стремительной тенденцией к формированию единого экономического и информационного пространства в глобальном масштабе, к интенсивному обмену знаниями и технологиями. Первые исследования по проблематике процесса глобализации в изданиях общественных и гуманитарных наук появились в трудах ученых, которые писали о формировании единого мирового рынка. Этот процесс сопровождался усиливающейся интеграцией рынков товаров и услуг, капитала. Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы [13].

В настоящее время отсутствует нормативно установленное определения понятия «внешнеэкономическая сделка», что может оказать отрицательное влияние на устойчивость международных отношений и повлечь за собой увеличение количества судебных споров по делам о привлечении к ответственности за несоблюдение требований специального законодательства об экспорте, валютном и таможенном регулировании.

2. С учетом международной практики, а также с целью конкретизации складывающихся правоотношений, целесообразно рассмотреть вопрос о нормативном закреплении на федеральном уровне понятие «международный коммерческий договор», что должно позволить использовать два основных критерия его выделения (наличие иностранного элемента и непосредственная связь с предпринимательской деятельностью).

3. Определение понятию «международный коммерческий договор» возможно представить как «гражданско-правовой договор, осложненный иностранным элементом, связанный с осуществлением всеми сторонами такого договора предпринимательской деятельностью и регулируемый нормами действующего гражданского законодательства РФ и специального законодательства, включая, но не ограничиваясь, законодательство об экспортном, валютном контроле. Данное понятие следует закрепить в Гражданском кодексе РФ как систематизируем своде норм в сфере гражданских правоотношений. Отраслевые требования, которые предъявляются к таким договорам при осуществлении государственного регулирования и контроля (надзора), должны быть отражены в соответствующих правовых актах, включая Федеральные законы «Об экспортном контроле», О валютном регулировании и валютном контроле», Налоговом кодексе РФ, Кодексе РФ об административных правонарушениях, в которые также следует внести изменения в части единообразия использования указанного термина, что позволит исключить трудности в правоприменении.

Литература
1. Федеральный закон от 08.12.2003 № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_45397.
2. Лунц Л.А. Курс международного частного права: В 3 т. - М.: Норма, 2002. - 784 с.
3. Постановление ФАС Московского округа от 16 апреля 2010 г. № КГ-А41/3391-10 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://base.garant.ru/5869055.
4. Международное частное право: Учебник / Отв. ред. Г.К. Дмитриева. - М.: Проспект, 2010. - 693 с.
5. Иншакова А.О. Вопросы квалификации внешнеэкономической сделки и правовая специфика некоторых ее видов // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. - 2015. - № 2. - С. 37-45.
6. Концепция развития гражданского законодательства РФ (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ. - 2009. - № 11.
7. Иншакова А.О. Внешнеэкономические сделки в обновленном гражданском законодательстве РФ: квалификация, форма, применимое право // Юрист. - 2015. - № 13. - С. 11 – 16.
8. Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА (2010 г.) // Закон. - 1995. - № 12.
9. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. // Вестник Высшего арбитражного суда Российской Федерации. - 1994. - № 1.
10. Международное частное право/ И.В. Гетьман-Павлова. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт, 2014. - 541 с.
11. Стригунова Д.П. Понятие и признаки международного коммерческого договора // Вестник экономической безопасности. - 2015. - № 4. - С. 40-42.
12. Lubbers R., Koorevaar I. Primary Globalisation, Secondary Globalisation and the Sustainable development paradigm — Opposing forces in the 21st Century. Expo 2000. OECD Forum for the future, 1999.
13. Афанасьева И.И. Трансформационные тенденции мировой экономики в условиях глобализации [Электронный ресурс] // А-фактор: научные исследования и разработки (гуманитарные науки). – 2018. – № 2. – Режим доступа: http://www.a-factor.ru/tekushchij-nomer/item/63-transformatsionnye-tendentsii-mirovoj-ekonomiki-v-usloviyakh-globalizatsii (доступ свободный). – Загл. с экрана.

 

ACTUAL PROBLEMS OF LEGAL REGULATION OF FOREIGN TRADE ACTIVITIES IN RUSSIA

M. Druzhkin
Tambov State Technical University (TSTU),
Tambov

Abstract. This article presents the methodology of the study of the concept of foreign trade activity, reveals the problematic issues of the organization of legal regulation of this activity in relation to foreign trade transactions, as well as the relationship of the terms "foreign economic" and "foreign trade" activities. The article notes that the Federal law" on the basis of state regulation of foreign trade activities " cannot be considered as a legal act sufficient to determine the legal basis for the organization of foreign trade activities.

Key words: foreign trade activity; foreign economic activity; state regulation; foreign trade transaction; foreign economic transaction; international agreement; regulatory legal act.

References
1. Federal law of 08.12.2003 № 164-FZ " on the basis of state regulation of foreign trade activities» [Electronic resource] - Access mode: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_45397.
2. Lunts L. A. Course of international private law: 3 t. M.: Norm, 2002. - 784 p.
3. Resolution of FAS of the Moscow district of April 16, 2010 № KG-A41/3391-10 [Electronic resource]. - Access mode: http://base.garant.ru/5869055.
4. International private law: Textbook / Ed. ed. G. K. Dmitriev. - M.: Prospect, 2010. - 693 p.
5. Questions of qualification of the foreign economic transaction and legal specifics of some of its types / / Bulletin of the Volgograd state University. Series 5: Jurisprudence. - 2015. - № 2. - P. 37-45.
6. The concept of development of civil legislation of the Russian Federation (endorsed by decision of the Council under the President of the Russian Federation on codification and enhancement of civil legislation from 07.10.2009) // the Bulletin YOU the Russian Federation. - 2009. - № 11.
7. Foreign economic transactions in the updated civil legislation of the Russian Federation: qualification, form, applicable law // Lawyer. - 2015. - № 13. - P. 11 – 16.
8. Principles of international commercial contracts of UNIDROIT (2010) // Law. - 1995. - № 12.
9. The United Nations Convention on contracts for the international sale of goods 1980 // the Bulletin of the Supreme arbitration court of the Russian Federation. - 1994. - № 1.
10. International private law/ I. V. Getman-Pavlova. 2-e Izd., pererab. I DOP. - M.: yurayt, 2014. - 541 p.
11. Strigunova D. P. Concept and features of international commercial contracts // Bulletin of economic security. - 2015. - № 4. - P. 40-42.
12. Lubbers, R., Koorevaar I. primary globalization, secondary globalization and the sustainable development paradigm-opposing forces in the twenty-first century. Expo 2000. OECD forum for the future, 1999.
13. Afanasyeva I. I. Transformational trends of the world economy in the context of globalization [Electronic resource] // A-factor: research and development (Humanities). - 2018. - № 2. – Mode of access: http://www.a-factor.ru/tekushchij-nomer/item/63-transformatsionnye-tendentsii-mirovoj-ekonomiki-v-usloviyakh-globalizatsii (access is free). The title. from the screen.

Прочитано 1068 раз Последнее изменение Понедельник, 10 Декабрь 2018 14:36