Суббота, 17 Ноябрь 2018 09:36

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СИСТЕМЕ ФОРМ ОКАЗАНИЯ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Редько К.В.
Саратовская государственная
юридическая академия (СГЮА)
г. Саратов

Аннотация. Одним из институтов российского законодательства, направленным на реализацию конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, является адвокатура. В статье отмечается важность адвокатской деятельности в реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи в современной России. Автор рассматривает перспективы развития адвокатской деятельности в системе форм оказания квалифицированной юридической помощи в настоящее время и указывает на необходимость реформирования адвокатской деятельности в Российской Федерации.

Ключевые слова: адвокат; адвокатская деятельность; адвокатура; квалифицированная помощь; юридическая помощь; юридическая услуга; конституция; практика; юрист; реформирование.

Конституция РФ в статье 46 гарантирует каждому право на судебную защиту его нарушенных прав и свобод. Более того, для обеспечения возможности реализации права на судебную защиту Конституция РФ, дополнительно в статье 48 гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи [1].

Как справедливо отмечает Панченко В.Ю., «на сегодняшний день правовое регулирование оставляет выбор представителя, оказывающего квалифицированную юридическую помощь на усмотрение лица, обращающегося за защитой нарушенного права в суд, в арбитражный суд» [2].

Следует отметить, что лидирующую позицию в обеспечении реализации физическими и юридическими лицами права на получение квалифицированной юридической помощи выходит именно институт адвокатуры. Ввиду чего, объектом исследования большого числа авторов все чаще становятся вопросы перспектив развития адвокатской деятельности в современной России. Проведенные исследования констатируют несостоятельность гражданского общества в России по многим аспектам [3].

Это и низкий уровень правовой культуры, обуславливающий необходимость укрепления гарантий на получение квалифицированной юридической помощи. Отдельными представителями отечественной юридической науки и практики высказывается позиция о назревшей необходимости реформирования профессиональной юридической деятельности в Российской Федерации. В качестве одной из ключевых проблем исследователи указывают на то, что современный рынок профессиональной юридической помощи в Российской Федерации представлен несколькими группами участников с разными условиями регулирования в части допуска к профессии, профессиональных требований к субъектам, механизмов корпоративного регулирования, мер ответственности за нарушение правовых норм и этических правил. 

Для адвоката такие конкретные правила поведения установлены, отчасти, существующими правовыми нормами, например, они прописаны в различных кодексах, декларациях, других документах, принятых международным и российским адвокатским сообществом, а также в выступлениях и публикациях известных экспертов – членов этого сообщества. В 1995 году Международная ассоциация юристов (International Bar Association) приняла Генеральные принципы этики адвокатов Международной ассоциации юристов. Документ был принят в целях выработки общепринятого профессионального стандарта, соблюдаемого всеми адвокатами в мире [4]. 

Так, начиная с 1977 года, все адвокаты стран Европейского сообщества обязаны следовать требованиям Общего кодекса правил для адвокатов. В России ряд коллегий адвокатов приняли кодексы чести [5]. I Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года принят Кодекс профессиональной этики адвоката [6]. Отдельные исследователи указывают, что в связи с установлением подобных требований к адвокатской деятельности, адвокат выступает единственным субъектом оказания квалифицированной юридической помощи, деятельность которого регламентирована, в том числе и в морально-нравственной, этической сферах деятельности. 

Установление подобных требований, способствует улучшению качества юридической помощи, оказываемой адвокатами, так как из-за несоответствия поступка адвоката, его поведения, суждений, требованиям Кодекс профессиональной этики, это лицо может подлежать ответственности вплоть до прекращения статуса адвоката. Необходимо отметить, что такая мера ответственности, как прекращение статуса адвоката применяется далеко не во всех случаях нарушения требований Кодекса профессиональной этики. Так, согласно разъяснениям Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам по вопросу применения мер дисциплинарной ответственности (утв. Решением Совета ФПА от 15 мая 2018 г.) по общему правилу к адвокату применяются меры дисциплинарной ответственности в виде замечания и предупреждения. 

Прекращение статуса адвоката может применяться в случае грубого или неоднократного нарушения законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе Кодекса профессиональной этики адвоката. Необходимо отметить, что, не смотря на то обстоятельство, что установление Кодексом профессиональной этики мер ответственности, не является безусловной гарантией повышения качества оказания юридической помощи, в отношении иных субъектов оказания квалифицированной юридической помощи, подобные меры ответственности не установлены вовсе. Такие различия в правовом регулировании субъектов оказания квалифицированной юридической помощи создают благодатное поле для злоупотребления, что в свою очередь, приводит к снижению качества оказываемой юридической помощи.

Принимая во внимание требования Европейской Конвенции по правам человека, в частности и учитывая необходимость усиленного сотрудничества различных институтов, связанных с осуществлением правосудия, в соответствии с Резолюцией Res (2002) 12 Комитета министров Совета Европы учреждена Европейской комиссии по эффективности правосудия. В пункте 3 резолюции указывается, что должны быть предприняты все необходимые меры для свободы осуществления профессии адвоката и в то же время для гарантии компетентности адвокатов и должного поведения во время судебных слушаний. Вопрос о направлениях реформирования института оказания правовой помощи в России целесообразно рассматривать через призму сравнительного анализа законодательства европейских стран, где данный институт достаточно высоко развит и выполняет свои функции на высоком уровне [7].

Постановлением Правительства РФ от 15.04.2014 N 312 "Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Юстиция" утверждена новая редакция государственной программы «Юстиция», среди целей которой - реформирование российского рынка юридических услуг, в том числе повышение статуса адвоката в профессиональном юридическом сообществе путем создания механизма регулярного профессионального совершенствования и подтверждения квалификации [8].

В России же на 100 000 тыс. населения приходится 46 адвокатов. Небольшая численность оказывают негативное влияние на реализацию принципа доступности правосудия. Исходя из судебной практики видно, что увеличивается количество сложных дел, например дела о банкротстве, о кадастровой оценке. При реализации мероприятий различного характера важно четко расставить акценты и определить последовательность проведения реформы: упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи путем установления тех или иных ограничений по допуску к отдельным видам юридической деятельности проводится исключительно с целью повышения качества юридических услуг и возможно лишь после создания соответствующих гарантий [9].

В свою очередь, созданная в адвокатуре система экзаменов и дисциплинарной ответственности не обеспечивает надлежащего профессионализма и качества работы адвокатов. В докладе Генеральной дирекции по вопросам прав человека и верховенства права «Профессия адвоката» указывается, что европейские стандарты по доступу к профессии адвоката включают следующие положения: во-первых, что международные нормы требуют от претендентов на адвокатскую деятельность высшего юридического образования. Во-вторых, в рекомендации Rec (2000) 21 подчеркивается, что орган, от которого зависит допуск к адвокатской профессии, т.е. орган, выдающий лицензию, должен быть независим. В-третьих, другим важным аспектом является требование о том, чтобы решение о допуске во всех случаях принималось на основе объективности и недопущения дискриминации, с учетом заслуг кандидата и гласно. В-четвертых, в отношении всех решений, касающихся вступления в адвокатскую профессию, должна быть предусмотрена возможность их рассмотрения в независимом и беспристрастном судебном органе [10].

Актуальным представляется создание системы подготовки специалистов, опираясь на зарубежный опыт. Целесообразно было бы ввести некий контроль со стороны государства в вопросах подготовки и регулирования получения статуса адвоката, а также четкая регламентация процедуры экзамена, ведь существующая система подготовки специалистов порочна изначально. Используются иные механизмы, которые представляют собой повод для злоупотребления и имеется коррупционная составляющая. Необходимы поправки к статье 39 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», а именно в том, что члены общественных объединений адвокатов вправе осуществлять функции общественного контроля, но члены объединений не могут быть одновременно членами органов управления.

Квалификационный экзамен должен был направлен на углубленную проверку знаний будущего адвоката норм тех отраслей права, в которых он собирается специализироваться, а так же практических навыков. В настоящее время, экзаменационные вопросы касаются всей теории права. Качественно знать весь объём права не реально, а значит, все решается на усмотрение лица, принимающего экзамен. Как следствие, усиление ответственности адвокатов и повышение их профессиональной компетенции при возрастании социально-экономического уровня привлекательности этой профессии должно способствовать гарантированному осуществлению конституционного права граждан на юридическую помощь. 

Разработанный Минюстом России в рамках реализации государственной программы «Юстиция» Проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи по большей части отвечает вызовам современной действительности. Однако отдельные положения указанного проекта Концепции требуют более детальной научной проработки, которая позволит сформировать положения способствующие развитию адвокатской деятельности в Российской Федерации, выведя ее на принципиально новый уровень.

Подводя итог вышеизложенному, отметим, что адвокатская деятельность занимает важное место в реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи в современной России. Данное обстоятельство накладывает на институт адвокатуры дополнительные требования к качеству оказываемой юридической помощи, что в свою очередь обуславливает необходимость реформирования адвокатской деятельности в Российской Федерации.

Литература
1. Конституция Российской Федерации; принята всенародным голосованием 12.12.1993 года) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 года № 6-ФКЗ, от 30 декабря 2008 года № 7-ФКЗ, от 5 февраля 2014 года № 2-ФКЗ, от 21 июля 2014 года № 11-ФКЗ) // Российская газета. – 1993. – 25 декабря; СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.
2. Панченко В.Ю., Шайхутдинов Е.М. Профессиональное юридическое представительство в гражданском и арбитражном процессе // Современное право. – 2013. – № 4. – С. 102 – 104.
3. Баренбойм П., Резник Г., Мозолин В. Правовая реформа XXI века и адвокатура. – М.: Юстицинформ, 2007. – 348 с.
4. Генеральные принципы этики адвокатов Международной Ассоциации Юристов [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://www.ardashev.ru/index.php/article/archive/236.
5. CODE OF CONDUCT FOR EUROPEAN LAWYERS [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://www.luxembourgforfinance.com/sites/luxembourgforfinance/files/code-lawyers-eu-eng.pdf.
6. Кодекс профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.) (с изменениями и дополнениями, утвержденными шестым Всероссийским съездом адвокатов 22 апреля 2013 г.) (с изменениями и дополнениями). Доступ из справ. правовой системы «Гарант».
7. Совет Европы. Комитет министров. Резолюция Res (2002) 12 о создании Европейской комиссии по эффективности правосудия (CEPEJ) [Электронный ресурс] //Режим доступа: https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?Ref=Res(2002)12&Sector=secCM&Language=lanEnglish&Ver=original&BackColorInternet=9999CC&BackColorIntranet=FFBB55&BackColorLogged=FFAC75.
8. Правительство Российской Федерации [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://gov.garant.ru/SESSION/PILOT/main.htm.
9. Макушкина Е.Э. Некоторые проблемы профессиональной подготовки адвокатов и сдачи квалификационного экзамена в свете реформы рынка юридических услуг // Евразийская адвокатура. – 2014. – № 5 (12). – С. 19-28.
10. Восточное партнерство – Содействие правовой реформе в странах Восточного партнерства. Доклад «Профессия адвоката» [Электронный ресурс]// Режим доступа: https://docplayer.ru/27209257-Doklad-professiya-advokata.html.

 

PROSPECTS FOR THE DEVELOPMENT OF ADVOCACY IN THE SYSTEM OF FORMS OF QUALIFIED LEGAL AID

Redko K. V.
Saratov state legal academy (SSLA),
Saratov

Abstract. One of the institutions of the Russian legislation aimed at the implementation of the constitutional right to qualified legal assistance is the bar. The article notes the importance of advocacy in the implementation of the constitutional right to qualified legal assistance in modern Russia. The author considers the prospects of development of advocacy in the system of forms of qualified legal assistance at the present time and points to the need to reform advocacy in the Russian Federation.

Keywords: lawyer; advocacy; qualified assistance; legal assistance; legal service; Constitution; practice; reforming.

References
1. The Constitution of the Russian Federation; adopted by popular vote 12.12.1993) (subject to amendments made by the Laws of the Russian Federation on amendments to the Constitution of the Russian Federation of December 30, 2008 № 6-FKZ, December 30, 2008 № 7-FKZ, February 5, 2014 № 2-FKZ, July 21, 2014 № 11-FKZ) // Russian newspaper. - 1993. - December 25; NW. 2014. No. 31. St. 4398.
2. Panchenko V. Y., Shaikhutdinov E. M. Professional legal representation in civil and arbitration proceedings // Modern law. - 2013. - № 4. – P. 102 – 104.
3. Barenboim P., Reznik G., Mozolin V. legal reform of the XXI century and the bar. – M.: Yustitsinform, 2007. - 348 p.
4. General principles of ethics of lawyers of the International Bar Association [Electronic resource] // Аccess Mode: http://www.ardashev.ru/index.php/article/archive/236.
5. CODE of CONDUCT for EUROPEAN LAWYERS [Electronic resource]// access Mode: http://www.luxembourgforfinance.com/sites/luxembourgforfinance/files/code-lawyers-eu-eng.pdf.
6. The code of professional ethics for lawyers (adopted by the first all-Russian Congress of lawyers on January 31, 2003) (with amendments and additions approved by the sixth all-Russian Congress of lawyers on April 22, 2013) (with amendments and additions). Access from help. legal system "guarantor".
7. CE. Committee of Ministers. Resolution Res (2002) 12 on the establishment of the European Commission on the efficiency of justice (CEPEJ) [Electronic resource] // Аccess Mode: https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?Ref=Res(2002)12&Sector=secCM&Language=lanEnglish&Ver=original&BackColorInternet=9999CC&BackColorIntranet=FFBB55&BackColorLogged=FFAC75.
8. Government of the Russian Federation [Electronic resource] / / Аccess Mode: http://gov.garant.ru/SESSION/PILOT/main.htm.
9. Makushkina E. E. Some problems of professional training of lawyers and passing the qualification exam in the light of the reform of the legal services market // Eurasian bar. - 2014. - № 5 (12). - P. 19-28.
10. Eastern partnership-Promoting legal reform in the Eastern partnership countries. Report "the profession of a lawyer" [Electronic resource] // Аccess Mode: https://docplayer.ru/27209257-Doklad-professiya-advokata.html.

Прочитано 725 раз Последнее изменение Суббота, 17 Ноябрь 2018 09:43