Пятница, 24 Март 2017 16:51

КЛЮЧЕВЫЕ ФАКТОРЫ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ СОВРЕМЕННОГО КРЫМА

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

                                                                                                    Д.И. Узнародов

                                                          Южный научный центр РАН, Ростов-на-Дону

Работа выполнена в рамках реализации государственного задания ЮНЦ РАН на 2017 г.
№ 007-01114-16 ПР (проект № 0256 – 2014 – 0012, № государственной регистрации 01211354248)
 

 

Аннотация: В статье рассматривается специфика основных факторов, оказывающих негативное влияние на социально-политические процессы в Республике Крым в середине второго десятилетия XXI века. К подобным факторам относятся экономический, этноконфессиональный и миграционный факторы. Делается вывод, что одновременное отрицательное влияние трех вышеназванных факторов на социально-политические процессы Республики Крым возможно лишь в среднесрочной перспективе (в течение 10-12 лет), одновременно с этим, некоторые из этих факторов могут начать проявлять себя по отдельности и гораздо раньше, например, в данном случае речь идет о миграционном и этноконфессиональном факторах. Еще один вывод состоит в том, что, в отличие от этноконфессионального и миграционного факторов, экономический фактор социально-политической нестабильности может начать проявляться только в среднесрочной перспективе, при условии, что экономическая ситуация в стране и в Республике Крым в частности продолжит ухудшаться.

Ключевые слова: Крым; Российская Федерация; Украина; социально-политические процессы; социальная нестабильность.

 

 

Произошедший на Украине осенью 2013 года государственный переворот актуализировал вопрос социально-политической безопасности в стране. Приход к власти радикальных сил вызвал острую реакцию населения в различных регионах этой страны, прежде всего, в юго-восточных областях и Крымском полуострове. Социокультурный раскол украинского общества нашел свое проявление в самой страшной и жестокой форме – гражданской войне, начавшейся в апреле 2014 года после принятия новыми властями Украины решения о подавлении массовых протестов населения Донецкой и Луганской областей против действий праворадикальных организаций, выступавших за принудительную тотальную украинизацию восточных областей страны, а также за разрыв сотрудничества с Российской Федерацией. 

В отличие от Донецкой и Луганской областей, в Автономной республике Крым был реализован благоприятный для местного населения сценарий, который был воплощен в марте 2014 года, после проведения референдума о присоединении полуострова к Российской Федерации. Следует отметить, что реализация подобного сценария оказалась возможной, главным образом, вследствие влияния русского фактора, традиционно играющего важную роль в этнической структуре населения крымского полуострова. Согласно переписи населения, проведенной в 2014 году, численность русского этноса на территории крымского полуострова составляет 67,9% [1]. Для сравнения, в Донецкой и Луганской областях численность русского этноса, по данным последней Всеукраинской переписи населения, составляет 38,2 и 39 % соответственно [2].

Необходимо также подчеркнуть, что определяющую роль в важнейших для Крыма событиях 2014 года сыграла позиция властей Российской Федерации, которые в сложной ситуации не отвернулись от русского населения полуострова, заняв грамотную политическую позицию и признав итоги проведенного референдума. Обязательно следует учитывать также и такой фактор, как присутствие на территории Автономной республики Крым российских военных подразделений, в частности, Черноморского флота, наличие которого сыграло важнейшую роль при реализации благоприятного для населения полуострова сценария. Во многом, именно данный фактор и послужил определенной сдерживающей силой, не позволившей политическому кризису на полуострове перейти в стадию гражданской войны, как это произошло в случае Донецкой и Луганской областей [3].

В настоящее время поддержание социально-политической стабильности на территории Республики Крым является одной из приоритетных задач для российских властей. На сегодняшний день существует ряд факторов, оказывающих непосредственное влияние на специфику социально-политических процессов в республике. Значительную роль играют экономические факторы.    

            Следует отметить, что процесс присоединения к России не мог для Крымского полуострова пройти абсолютно безболезненно, в особенности, после того, как государствами Евросоюза были введены экономические санкции против хозяйствующих субъектов Республики Крым, а Украиной стала осуществляться систематическая антикрымская политика. На протяжении 2014 года происходило постоянное ухудшение ситуации в промышленности республики [4, с. 14].Новые украинские власти неоднократно отключали энергоснабжение на полуострове, пытаясь таким образом дестабилизировать социально-политическую ситуацию, руководствуясь, главным образом, тем, что в 2014 году зависимость Республики Крым от поставок электроэнергии из Украины составляла 79% [5, с. 49].

Необходимо подчеркнуть, что в течение последних двух лет ситуация в энергетической сфере на полуострове начинает улучшаться. В мае 2016 года завершилось строительство энергомоста «Кубань-Крым» [6], что в ближайшей перспективе должно полностью решить имеющиеся проблемы, связанные со стабильным обеспечением населения республики электроэнергией. Кроме того, в настоящее время реализуются проекты по модернизации Симферопольской ТЭС и строительству ТЭС в Севастополе, что также позволит вывести энергосистему Республики Крым на новый уровень.  

Если большинство проблем в энергетической сфере Республики Крым в настоящее время уже решены, то ситуация в экономической сфере выглядит менее стабильно.После событий «Русской весны» большинство организаций и предприятий, являвшихся украинскими дочерними компаниями, были вынуждены закрыть свои представительства на территории Республики Крым, что впоследствии оказало серьезное влияние на снижение темпов промышленного роста и экономическую ситуацию на полуострове в целом. Основные проблемы, с которыми столкнулись промышленные предприятия Крыма, были связаны с потерей рынков сбыта своей продукции, комплектующих и сырья, а также с необходимостью переходить в российское правовое поле, что, в свою очередь, требовало определенное время для адаптации к социально-экономическим и правовым реалиям нового государства [4, с. 14]. Отрицательный эффект на состояние промышленности в Республике Крым также оказала организованная властями Украины транспортная блокада, в результате которой был введен запрет на авиаперелеты через территорию Украины, а также остановлено железнодорожное сообщение, вследствие чего на полуострове произошла вынужденная трансформация транспортных потоков [7, c. 22]: с этого периода автомобильное и железнодорожное сообщение осуществляется не через Перекопский перешеек, как это было ранее, а через Керченский пролив.  

Немаловажным является также то, что введенная Украиной транспортная блокада и неготовность инфраструктуры Республики Крым к подобному развитию событий способствовала резкому увеличению цен в регионе. В течение года после присоединения к Российской Федерации цены на товары и услуги в Крыму повысились в среднем на 58%. Например, рост цен на продукты питания составил 73%: на хлеб – 53%, на фрукты – 114%, на свинину и говядину – 78 и 96% соответственно [8]. Основная причина состоит в том, что в настоящее время возможности Керченской переправы не позволяют осуществлять поставки различных товаров на прежнем уровне, а продукция из Украины в прежних объемах поступать уже не может. Существенное влияние оказал и уровень инфляции в Российской Федерации, составивший по итогам 2014 года 11,4%, а в 2015 году – 12,9% [9].

Несмотря на определенное снижение уровня инфляции в России в 2016 и начале 2017 года Республика Крым по-прежнему продолжает испытывать проблемы, связанные с ростом цен, что, в свою очередь, на сегодняшний день представляет собой немаловажный фактор социальной нестабильности. В настоящее время Республика Крым является лидером среди всех регионов Южного федерального округа по уровню цен на продовольственные товары. В декабре 2016 года индекс потребительских цен на продовольственные товары в Крыму составил 100,4% [10].

Происходит также и рост тарифов на электроэнергию. По прогнозам, в 2017 году в Республике Крым ожидается двукратное повышение тарифов на электроэнергию в сравнении с ценами 2016 года, что обусловлено проводимой российскими властями политикой, направленной на поэтапное повышение цен на электроэнергию в регионе с целью довести размеры тарифов на полуострове до общероссийского уровня (в настоящее время тарифы на электроэнергию в Крыму почти в два раза ниже, чем в других регионах России вследствие дотаций, выделяемых республике) [11].  

Многие имеющиеся в транспортной сфере проблемы могут быть разрешены после окончания реализуемого российскими властями проекта по строительству моста через Керченский пролив. Согласно окончательному проекту, мост будет состоять из смежной автомобильной и железнодорожной магистрали. Следует отметить, что к концу 2018 года большинство проблем в транспортной сфере на полуострове должно разрешиться, поскольку в этот период планируется запуск автомобильной части моста. Открытие железнодорожной части моста запланировано на конец 2019 года [5, с. 51].

Наиболее проблемными в экономическом отношении являются северные районы Крыма, что также обусловлено имеющимися проблемами в транспортной инфраструктуре региона. Транспортная блокада, объявленная Украиной против Крыма, а также введенные европейскими государствами санкции против России ослабили экономику региона. Разрыв экономических связей северных районов Крыма с Украиной, прежде всего, Джанкойского, Первомайского и Красноперекопского, привел к тому, что промышленные предприятия полуострова были вынуждены заниматься поисками новых рынков сбыта своей продукции, главным образом, на территории России, что в условиях объявленной транспортной блокады и неготовой инфраструктуры оказалось реализовывать довольно непросто [12, c. 31].

Следует подчеркнуть, что наличие ряда экономических проблем на полуострове, в особенности, в северных районах, может способствовать актуализации крымско-татарского фактора, являющегося одним из ключевых факторов социально-политической нестабильности в Республике Крым. В настоящее время в Республике Крым две трети конфликтов имеют этноконфессиональный характер, что, безусловно, оказывает отрицательный эффект на специфику этносоциальных процессов в регионе [13]. В свою очередь, наиболее нестабильными в данном отношении являются районы с компактным проживанием крымских татар: Бахчисарайский, Белогорский, Джанкойский, Кировский, Красногвардейский, Красноперекопский, Ленинский, Первомайский, Симферопольский и Советский [13].Актуализация крымско-татарского фактора произошла в 2014 году, после присоединения Республики Крым к Российской Федерации. Эти события были крайне враждебно восприняты со стороны крымско-татарской общественной организации «Меджлис крымско-татарского народа», объявившей о непризнании договора о присоединении Крымского полуострова к Российской Федерации. В 2014 году организация присоединилась к объявленной Украиной транспортной блокаде полуострова, а в 2015 году представители организации приняли участие в энергетической блокаде Крыма, совершив подрыв двух опор линий электропередач на территории Херсонской области Украины, в результате чего поставка электроэнергии в Республику Крым была прекращена [3]. Несмотря на то, что в апреле 2016 года прокурором Республики Крым было вынесено решение о приостановлении деятельности организации «Меджлис крымско-татарского народа», определенная угроза повторения диверсий со стороны крымско-татарских радикалов продолжает сохраняться. К потенциально конфликтогенным районам Республики Крым можно отнести Джанкойский, Красноперекопский и Первомайский районы, находящиеся в северной части полуострова и имеющие общие границы. В данных районах, помимо русского фактора, существенно влияние как крымско-татарского, так и украинского фактора: по данным переписи населения, проведенной в Крымском федеральном округе в 2014 году, в Джанкойском районе численность крымско-татарского этноса составляет 20,23%, украинского – 23,23%, русского – 45,54%; в Красноперекопском районе украинцы составляют 32,31% от общей численности населения, крымские татары – 16,23%, русские – 40,98%; в Первомайском районе численность крымско-татарского этноса составляет 18,31%, украинского – 28,12%, русского – 44,91% [1].Особое внимание властям Республики Крым следует уделить Джанкойскому району, который является единственным районом с компактным проживанием крымских татар, где существует сухопутная граница с Херсонской областью.

Основная угроза состоит в наличии у Меджлиса цели создать новое государственное образование – Украинскую Республику Крым, в состав которого, по замыслам крымско-татарских радикалов, должны быть включены некоторые прилегающие к полуострову районы Херсонской области [14, c. 71].Как подчеркнул лидер Меджлиса Мустафа Джемилев, «речь идет о том, чтобы прилегающие к Крыму некоторые части районов Херсонской области официально были присоединены к Автономной Республике Крым, чтобы там создать инфраструктуру автономной республики» [15].Также существенным фактором социально-политической нестабильности в регионе может стать создание крымско-татарского военного батальона на территории Херсонской области. С подобной инициативой в декабре 2015 года выступил Мустафа Джемилев на встрече с президентом Турецкой Республики Реджепом Эрдоганом и главой МИД Мевлюдом Чавушоглу [16].Как отметил еще один лидер Меджлиса Ленур Ислямов, Турция осуществляет активное финансирование военного подразделения, в частности, на начало 2016 года Меджлису удалось согласовать поставки более 200 комплектов военной формы, обуви и одежды из Турции [17].

Еще одним фактором социально-политической нестабильности в Республике Крым являются миграционные процессы. В настоящее время данный фактор обусловлен, главным образом, начавшимся в апреле 2014 года военным конфликтом на юго-востоке Украины, повлекшим приток большого количества беженцев из данного региона на территорию Российской Федерации[18, с. 100]. Только спустя несколько месяцев после начала вооруженного конфликта на Украине численность переселенцев из Донецкой и Луганской областей в Севастополе достигала 11 тыс. человек[19]. Точное количество переселенцев из ДНР и ЛНР на территории Крыма на сегодняшний день назвать довольно сложно, по некоторым оценкам численность беженцев из этих регионов уже превысила 20 000 человек. В Российской Федерации численность беженцев из Украины в настоящее время оценивается в 2,6 млн. человек[20]. Одной из важнейших проблем, связанных с социальной адаптацией украинских переселенцев, является нехватка финансовых средств, которые для этих целей выделяются федеральным центром: например, в 2015 году объем выделенных средств находился на уровне 240 млн. рублей, что явно недостаточно даже для законодательно установленного объема содержания беженцев [21, с. 127]. Остальные расходы должны осуществляться за счет региональных бюджетов, которые просто не располагают соответствующими резервами. Еще одна проблема состоит в том, что доля украинских переселенцев, имеющих необходимую профессиональную квалификацию, составляет всего 15%, что также создает немалые сложности в решении вопросов их трудоустройства [21, c. 128]. Кроме того, усложняет ситуацию также то обстоятельство, что у большинства беженцев из Украины отсутствует стремление к оформлению легального статуса, что обусловлено, преимущественно, желанием большей части беженцев возвратиться к себе на Родину если не в ближайшей, то, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Определенные опасения, связанные с легализацией своего статуса, вызваны также тем, что большинство вынужденных переселенцев продолжают получать пенсионные и различные социальные выплаты у себя на Родине, а оформление официального статуса, по мнению многих беженцев, может лишить их имеющихся выплат, поскольку властями Украины неоднократно делались заявления о нежелании финансировать потенциальных «сепаратистов» [21, c. 129]. Немаловажным является также то, что многие переселенцы из ДНР и ЛНР спустя определенное время после прибытия на территорию Российской Федерации рассчитывали получить как высокооплачиваемую работу, так и полноценное жилье, однако ввиду объективных причин, прежде всего, социально-экономических, большинству ожиданий не суждено было сбыться. Решение данных вопросов усложняет как отсутствие у большей части переселенцев легального статуса, так и начавшийся в России во второй половине 2014 года экономический кризис, завершение которого вряд ли можно ожидать в ближайшие 3-4 года. Необходимо подчеркнуть, что очень часто невозможность российских властей обеспечить быстрое решение имеющихся проблем вынужденных переселенцев приводит к обострению криминогенной ситуации, созданию преступных группировок по принципу землячества, что, в свою очередь, может являться источником для дестабилизации социально-политической обстановки. Отсутствием эффективного контроля над миграционными потоками могут воспользоваться в своих интересах различные украинские радикальные организации, одна из ключевых целей которых состоит в дестабилизации ситуации, как на территории Крымского полуострова, так и в других субъектах Российской Федерации.

Итак, переходя к выводам, следует отметить, что в настоящее время можно выделить следующие ключевые факторы социально-политической нестабильности в Республике Крым: экономический фактор, этноконфессиональный (крымско-татарский) фактор, а также миграционный фактор.

Экономический фактор обусловлен объявленной в 2014 году энергетической и транспортной блокадой крымского полуострова со стороны Украины, в результате чего продукция из этой страны на территорию Крыма в прежних объемах поступать уже не могла, а вынужденная переориентация транспортных потоков, приведшая к потери прежних рынков сбыта у ряда крымских промышленных предприятий, спровоцировала рост цен на различные категории продовольственных товаров. Если кризисная ситуация в энергетической сфере на данный момент практически разрешена, то ситуация в экономической сфере не является стабильной. По-прежнему не решена проблема эффективного функционирования транспортной системы на полуострове, поскольку возможности Керченской переправы не позволяют осуществлять поставки различных товаров на прежнем уровне, что, в свою очередь, также является источником роста цен. Проблемы, связанные с ростом цен в Республике Крым, по нашим прогнозам будут сохраняться как минимум до конца 2019 года, когда будет завершена модернизация транспортной инфраструктуры на полуострове и завершено строительство моста через Керченский пролив, что позволит более эффективно осуществлять поставки продовольственных товаров в регион. Многое зависит и от уровня инфляции в Российской Федерации, поскольку в настоящее время ситуация с уровнем инфляции в России выглядит достаточно неопределенно: несмотря на почти двукратное снижение уровня инфляции в 2016 году, говорить о сохранении аналогичных показателей в ближайшие два-три года пока что преждевременно. Повышение инфляционных показателей до уровня 2014-2015 гг. (11,4-12,9%) неминуемо окажет влияние на рост цен в регионе, которые на сегодняшний день достигли максимальных значений из всех субъектов Южного федерального округа.  

Что касается этноконфессионального фактора, то его влияние может быть обусловлено имеющимися проблемами экономического характера в регионе. Влияние крымско-татарского фактора на территории Крыма всегда было довольно существенным, что, в том числе, проявилось и в период событий весны 2014 года. Несмотря на то, что большинство районов с компактным проживанием крымских татар находятся в южной части крымского полуострова, наиболее нестабильными в социально-политическом отношении являются три северных района республики – Джанкойский, Красноперекопский и Первомайский, что вызвано, главным образом, значительной долей крымско-татарского и украинского этносов в структуре населения этих районов, а также неблагоприятным экономическим состоянием северных районов республики, причиной которого является объявленная Украиной транспортная блокада полуострова. Наибольшую угрозу в настоящее время представляют стремления представителей крымско-татарских радикальных организаций создать новое государственное образование – Украинскую Республику Крым, в состав которой крымско-татарские радикалы планируют включить также некоторые граничащие с крымским полуостровом районы Херсонской области Украины. Имеющий общую границу с Херсонской областью Джанкойский район Крыма и прилегающие к нему Красноперекопский и Первомайский районы могут впоследствии стать очагами межэтнической и социально-политической нестабильности в регионе, о чем свидетельствуют намерения запрещенной в Российской Федерации организации «Меджлис крымско-татарского народа» создать при поддержке Турции крымско-татарский военный батальон на территории Херсонской области. Также при реализации данного проекта может быть разыграна также и «украинская карта», поскольку в структуре населения Джанкойского, Красноперекопского и Первомайского районов доля украинского этноса составляет 23,23, 32,31 и 28,12% соответственно. В нынешней ситуации многое зависит от экономического состояния республики в целом, поскольку, если в ближайшей перспективе (в течение 2-3 лет) значительный сегмент населения (в особенности, представители крымско-татарского и украинского этносов) не почувствует ощутимых изменений в качестве жизни в сравнении с «украинским» периодом, то впоследствии это может послужить «миной замедленного действия» для социально-политической стабильности в республике, что будут стараться использовать в своих интересах как Украина, так и иные геополитические игроки региона, в том числе, Турция. В связи с этим, одна из ключевых задач России в настоящее время – это поиск оптимального и наиболее эффективного пути модернизации экономики Крымского полуострова, в особенности, его северных районов, что позволит снизить уровень социальной напряженности в республике и не даст какие-либо шансы развиться имеющимся факторам социально-политической напряженности, в том числе, этноконфессиональному.

Третьим фактором социально-политической нестабильности в Республике Крым является миграционный фактор, обусловленный событиями на Украине осени-весны 2013-2014 гг. Военный конфликт на юго-востоке Украины спровоцировал большой приток беженцев в приграничные к зоне конфликта субъекты Российской Федерации. Наибольший отток населения можно было наблюдать из охваченных войной Донецкой и Луганской областей, однако общая ухудшающаяся ситуация в стране способствовала вынужденной миграции граждан Украины и из других регионов этого государства. Не обошла стороной проблема вынужденных переселенцев и Крымский полуостров. Большое значение в настоящее время имеет контроль за миграционными потоками из ДНР и ЛНР. Численность граждан Украины, находящихся на территории Российской Федерации, на данный момент перевалила отметку в два с половиной миллиона человек, на территории Крымского полуострова численность украинских граждан также существенна – более двух десятков тысяч человек, большинство из которых так пока и не оформили легальный статус. Определенные проблемы, связанные с контролем за миграционными потоками из охваченных войной регионов, могут использовать в своих интересах некоторые радикальные организации из Украины, организовав проникновение на территорию Российской Федерации под видом беженцев различных радикальных элементов, цель пребывания которых будет состоять в дестабилизации социально-политической ситуации в российских регионах.

Следует отметить, что все три вышеназванных фактора могут в среднесрочной перспективе (в течение 10-12 лет) оказать отрицательное воздействие на социально-политические процессы в Республике Крым, вследствие чего российским властям необходимо регулярно проводить эффективную работу по нейтрализации проблем и противоречий, влияющих на развитие данных факторов. Особенно следует уделить внимание экономическому фактору, который также оказывает косвенное влияние на развитие этноконфессионального фактора социально-политической нестабильности. Необходимо подчеркнуть, что если одновременное влияние трех рассмотренных факторов возможно лишь в среднесрочной перспективе, то по отдельности некоторые из факторов могут начать проявлять себя и гораздо раньше. В частности, речь идет об этноконфессиональном и миграционном факторах. Вероятность организации провокаций со стороны крымско-татарских радикалов в северных районах республики по-прежнему сохраняется довольно высокой, остаются свежи в памяти события 2015 года, когда был совершен подрыв двух опор линий электропередач на территории Херсонской области Украины, что стало причиной энергетической блокады Крымского полуострова, продлившейся почти до середины 2016 года. Влияние этноконфессионального фактора будет возрастать по мере ухудшения экономической ситуации на полуострове, в особенности, в районах компактного проживания крымско-татарского и украинского этносов. Что касается миграционного фактора, то его влияние может быть остановлено по мере налаживания контроля за миграционными потоками с территории Украины. Одной из эффективных мер в данном направлении может стать признание Российской Федерацией паспортов Донецкой и Луганской республик, что также будет должно повлечь за собой изменение правил приема вынужденных переселенцев с территории Украины: а именно, прием беженцев должен будет осуществляться исключительно по паспортам народных республик.

Иначе может развиваться ситуация с проявлением экономического фактора. По-нашему мнению, его прямое влияние возможно лишь в среднесрочной перспективе, поскольку в настоящее время у русского населения еще сохраняется позитивное восприятие событий 2014 года, в результате которых Крым смог избежать силового конфликта аналогичного тому, который в тот же период охватил Донецкую и Луганскую области Украины. При этом, необходимо учитывать, что если в ближайшие годы экономическая ситуация на полуострове будет становиться менее стабильной, то это так или иначе неминуемо скажется на настроениях жителей республики, поскольку при сохранении имеющихся отрицательных трендов в экономике Крыма спустя 10-12 лет, определенные позитивные восприятия населением событий «Русской весны» 2014 года уже не смогут затмить имеющихся социальных проблем, которые при ухудшении экономической ситуации как в регионе, так и в стране в целом, обязательно смогут найти свое проявление.  

Литература

1. Итоги переписи населения в Крымском федеральном округе 2014 года. Национальный состав населения // Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Крым. Официальный сайт. 2015. URL: http://crimea.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/crimea/resources/1f72198049859f4b9205f22d12c3261e/pub-04-01.pdf (дата обращения: 09.03.2017).

2. Тархов С.А. Итоги переписи населения Украины 2001 года // Четвертые сократические чтения по географии. Научные теории и географическая реальность: сборник / под ред. В.А. Шупера. М.: Эслан, 2004, С. 144-164.

3.  Узнародов Д.И. Этносоциальные процессы в Крыму в постсоветский период: конфликтогенные факторы и исторические предпосылки // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Серия: общественные науки. 2016. № 3 (191). С. 60-66.

4. Воробьев Ю.Н., Порицкий Д.В. Факторы и условия обеспечения финансово-экономической безопасности Республики Крым // Научный вестник: Финансы, банки, инвестиции. 2016. № 1. С. 12-20.

5. Костяев С.С., Юшков И.В. Особенности интеграции и адаптации Крыма в российскую социально-политическую систему // Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета. 2015. № 4 (20). С. 45-52.

6. В России признали документы, выданные в ряде районов Донбасса // Информационное агентство «РИА Новости». 2017. URL: https://ria.ru/society/20160518/1435644281.html#ixzz490KC65PI (дата обращения: 09.03.2017).

            7.  Симонов К.В., Петросянц Д.В., Махмутова Е.В. Системное регулирование национального модернизационно-инновационного развития в условиях преобразований общественно-политической среды // Экономический анализ: теория и практика. 2014. № 21. С. 19-28.

8. Бердникова М. Стоимость минимального набора продуктов питания с начала года повысилась на 17% // Крымские новости. Онлайн издание. 2015. URL:   https://komtv.org/34931-s-nachala-goda/#hcq=UJ3mDcq (дата обращения: 10.03.2017).

9.Годовая инфляция в России замедлилась в ноябре до 5,8% // Информационное агентство «Росбалт». 2016. URL:http://www.rosbalt.ru/business/2016/12/06/1573432.html (дата обращения: 10.03.2017).

            10. Бердникова М. Цены на продукты в Крыму и Севастополе: статистика изменений // Крымские новости. Онлайн издание. 2017. URL: https://komtv.org/57175-ceny-na-produkty-v-krymu/#hcq=bBWfDcq (дата обращения: 14.03.2017). 

11. Паращевина Д. В Крыму ожидается увеличение тарифов на электроэнергию в два раза // Крымские новости. Онлайн издание. 2016. URL: https://komtv.org/54970-uvelichenie-tarifov/#hcq=LJdkDcq (дата обращения: 14.03.2017).

12. Ожегова Л.А., Куприянов А.В. Проблемы модернизации административно-территориального деления Крыма // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. География. Геология. 2016. Том 1 (67). № 3. С. 30-41. 

13. Яковлев А.Н. Особенности локализации социокультурной конфликтности в Крыму (2011-2012 гг.) // Этнокультурные и межконфессиональные отношения в Крыму: сб. научных статей. Симферополь, 2013. Вып. 3. С. 43-50.

14.Баранов А.В. Этносоциальные процессы в Крыму и ресурсы укрепления российской идентичности в регионе // Этносоциальные процессы и риски на Юге России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 75-летию АГУ. Майкоп, 2015, С. 70-73.

15. Шпунт А. Распродажа Украины в гарем. Как украсть регион: блокада Херсона // Информационное агентство REGNUM. 2015. URL: http://regnum.ru/news/polit/2044740.html (дата обращения: 16.03.2017).   

16. Лидер крымских татар попросил у Турции денег на военное подразделение // Информационное агентство REGNUM. 2015. URL: http://regnum.ru/news/polit/2039614.html (дата обращения: 17.03.2017).

17. Татары хотят Херсон. Последствия блокады Крыма // Информационно-новостной ресурс Корреспондент.net. 2015. URL: http://korrespondent.net/ukraine/3608812-tatary-khotiat-kherson-posledstvyia-blokady-kryma (дата обращения: 17.03.2017).

18. Кашкаров А.А., Игнатов А.Н. Основные причины совершения преступлений экстремистского характера в Крыму в современных условиях // Противодействие экстремизму и терроризму в Крымском федеральном округе: проблемы теории и практики / под общ. ред. С.А. Буткевича. Симферополь: Краснодарский университет МВД России (Крымский филиал), 2015, С. 95-104.

19. Александрова Л. Крым трещит под напором беженцев // Газета «Московский комсомолец (МК)». Официальный сайт. 2014. URL: http://www.mk.ru/politics/2014/08/05/krym-treshhit-pod-naporom-bezhencev.html (дата обращения: 20.03.2017).

20. В ФМС подсчитали украинских беженцев в России // Интернет-газета «Lenta.ru». 2015.  URL: https://lenta.ru/news/2015/07/22/fms/(дата обращения: 20.03.2017).

21. Трапш Н.А., Шафранова О.И. Украинские беженцы в Ростовской области (2014-2015 гг.): социальная адаптация и политическая ориентация // Проблемы развития полиэтничного макрорегиона: геополитические, экономические и социокультурные процессы: сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции / под ред. В.А. Авксентьева, Е.М. Горюшиной, Е.Э. Кирилловой, Д.И. Узнародова; отв. редактор Г.Г. Матишов. Ростов-на-Дону: Южный научный центр РАН, 2016, С. 124-134.

THE KEY FACTORS OF SOCIO-POLITICAL INSTABILITY OF THE MODERN CRIMEA
D. I. Uznarodov
Southern scientific centre RAS, Rostov-on-don

Abstract: The article reviews the specifics of main factors that have a negative impact on socio-political processes in the Republic of Crimea in the middle of the second decade of the XXI century. These factors include economical, ethno-confessional and migration factors. The conclusion is that the simultaneous negative impact of the above three factors on socio-political processes of the Republic of Crimea is possible only in the medium term (within 10-12 years), at the same time, some of these factors can begin to manifest themselves individually and much earlier, for example, in this case we are talking about migration and ethno-confessional factors. Another conclusion is that, in contrast to the ethno-confessional and migration factors, economical factor of socio-political instability can begin to manifest itself only in the medium term, provided that the economic situation in the country and in the Republic of Crimea in particular, will continue to deteriorate.

Key words: Crimea; Russian Federation; Ukraine; socio-political processes; social instability.

References

1. The results of the population census 2014 in Crimean Federal district. National composition of population // Territorial body of Federal state statistics service in the Republic of Crimea. Official site. 2015. Available at: http://crimea.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/crimea/resources/1f72198049859f4b9205f22d12c3261e/pub-04-01.pdf (accessed 09 March 2017).

2. Tarkhov S.A. Results of the population census 2001 in Ukraine // Fourth Socratic reading in geography. Scientific theories and geographical reality: a collection / ed. by V. A. Shuper. Moscow: Eslan, 2004, Pp. 144-164.

3. Uznarodov D.I. Ethno-social processes in Crimea in post-Soviet period: conflict-generating factors and historical background // News of higher educational institutions. The North Caucasus region. Series: social sciences. 2016. No. 3 (191). Pp. 60-66.

4. Vorobyov Yu.N., Poritsky D.V. Factors and terms for providing financial and economic security of the Republic of Crimea // Scientific Bulletin: Finance, banks, investments. 2016. No. 1. Pp. 12-20.

5. Kostyaev S.S., Yushkov I.V. Peculiarities of integration and adaptation of Crimea into Russian socio-political system // Humanitarian sciences. The Bulletin of the Financial University. 2015. No. 4 (20). Pp. 45-52.

6. Russia recognized the documents issued in some areas of Donbass region // News agency «RIA Novosti». 2017. Available at:  https://ria.ru/society/20160518/1435644281.html#ixzz490KC65PI (accessed 09 March 2017).

7. Simonov K. V., Petrosyants D.V., Makhmutova E.V. Systemic regulation of the national modernisation and innovative development in conditions of transformation of the socio-political environment // Economic analysis: theory and practice. 2014. No. 21. Pp. 19-28.

8. Berdnikova M. The cost of the minimum food basket increased by 17% since the beginning of the year // Crimean news. Online edition. 2015. Available at:   https://komtv.org/34931-s-nachala-goda/#hcq=UJ3mDcq (accessed 10 March 2017).

9. Annual inflation in Russia slowed in November to 5.8% // Informational agency «Rosbalt». 2016. Available at: http://www.rosbalt.ru/business/2016/12/06/1573432.html (accessed 10 March 2017).

10. Berdnikova M. Food prices in the Crimea and Sevastopol: statistics changes // Crimean news. Online edition. 2017. Available at: https://komtv.org/57175-ceny-na-produkty-v-krymu/#hcq=bBWfDcq (accessed 14 March 2017).

11. Parashchevina D. In Crimea is expected the increase of electricity tariffs two times // Crimean news. Online edition. 2016. Available at: https://komtv.org/54970-uvelichenie-tarifov/#hcq=LJdkDcq (accessed 14 March 2017).

12. Ozhegova L.A., Kupriyanov V.A. Problems of modernization of the administrative-territorial division of  Crimea // Scientific notes of the Crimean Federal University named after V. I. Vernadsky. Geography. Geology. 2016. Volume 1 (67). No. 3. Pp. 30-41.

13. Yakovlev A.N. Features of localization of socio-cultural conflictness in Crimea (2011-2012) // Ethno-cultural and interfaith relations in Crimea: collection of scientific articles. Simferopol, 2013. Vol. 3. Pp. 43-50.

14. Baranov A.V. Ethno-social processes in Crimea and resources of strengthening of Russian identity in the region // Ethno-social processes and risks in the South of Russia: Materials of all-Russian scientific-practical conference dedicated to the 75th anniversary of the ASU. Maykop, 2015, Pp. 70-73.

15. Shpunt A. The sale of Ukraine to the harem. How to steal a region: the  blockade of Kherson // Information agency «REGNUM». 2015. Available at: http://regnum.ru/news/polit/2044740.html (accessed 16 March 2017).

16. The leader of crimean tatars asked Turkey for money for a military unit // Information agency «REGNUM». 2015. Available at: http://regnum.ru/news/polit/2039614.html (accessed 17 March 2017).

17. Tatars want Kherson. Effects of the blockade of Crimea // Information-news resource «Корреспондент.net». 2015. Available at: http://korrespondent.net/ukraine/3608812-tatary-khotiat-kherson-posledstvyia-blokady-kryma (accessed 17 March 2017).

18. Kashkarov A.A., Ignatov A.N. Main reasons for committing crimes of extremist nature in Crimea in modern conditions // Combat extremism and terrorism in the Crimean federal district: problems of theory and practice / under the general editorship of  S.A. Boutkevitch. Simferopol: the Krasnodar university of the MIA of Ukraine (Crimean branch), 2015, Pp. 95-104.

19. Aleksandrova L. Crimea is cracking under the pressure of refugees // The newspaper «Moskovsky Komsomolets (MK)». Official site. 2014. Available at: http://www.mk.ru/politics/2014/08/05/krym-treshhit-pod-naporom-bezhencev.html(accessed 20 March 2017).

20. The FMS estimated number of Ukrainian refugees in Russia // The internet newspaper «Lenta.ru». 2015. Available at: https://lenta.ru/news/2015/07/22/fms/(accessed 20 March 2017).

21. Trapsh N.A., Shafranova O.I. Ukrainian refugees in Rostov region (2014-2015): social adaptation and political orientation // Problems of development of polyethnic macroregion: geopolitical, economic and socio-cultural processes: a collection of articles on results of the all-Russian conference / ed. by V.A. Avksentev, E.M. Goryushina, E.E. Kirillova, D.I. Uznarodov; executive editor G.G. Matishov. Rostov-on-Don: Southern scientific centre of Russian Academy of Sciences, 2016, Pp. 124-134. 

 

 

 

 

 

Прочитано 227 раз Последнее изменение Четверг, 30 Март 2017 12:03